Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Борис Шигин «Как здорово, что все мы здесь…». Пенза-онлайн 20.08.2020

борис шигин

«Как здорово, что все мы здесь…»

Олег Митяев был моим гостем и дал в один из визитов в Пензу интервью вашему автору. Оно, надо сказать, приятно удивило меня. Почему? Мне казалось, что очень популярный Митяев совсем не нуждается в нём и не пойдёт на откровенный разговор, отделавшись какими-то дежурными ответами, которыми и так уже много лет пестрили различные газеты и телепередачи. К счастью, я ошибся, и Митяев оказался приятным и интересным собеседником. И, главное, ироничным! Какой-то очень умный человек однажды заметил, что уровень личности можно оценивать по способности иронично относиться к себе, по самоиронии. Думаю, он был прав. Во всяком случае, не раз мне приходилось в этом убеждаться. А надувание щёк…
Митяев очень удивил меня своими размышлениями о том, почему люди не выстраиваются в очереди, чтобы послушать Чайковского, например, и заполняют залы, чтобы встретиться с Митяевым. Довольно критически высказывался он и о своей поэзии, понимая, очевидно, что привлекает слушателя чем-то другим. Но чем? Многие исследователи авторской песни уже размышляли об этом. Например, Александр Городницкий в своё время писал: «Олег Митяев – одно из самых ярких явлений в современной авторской песне… владеет совершенно оригинальной мелодией, которая… не теряет своей задушевности, а это очень важная черта в авторской песне».
И продолжал: «… Олег Митяев это не та авторская песня, которая была вчера или в шестидесятые годы, когда не было ни эстрады, ни эстрадного обаяния». Очень интересные размышления об «эстрадности» современной авторской песни. А заключение Городницкий делает такое: «авторская песня, которую воплощает собой Олег Митяев, — это другое искусство».
Всё-таки, искусство — и это, пожалуй, главное! А искусство всегда притягивает человека мыслящего. Вот и ответ. А кто сказал, что авторы должны быть похожи друг на друга? Слава богу, ушли в прошлое «товарищеские суды», которые приговаривали к презрению творцов «нестандартных» и вешали ярлыки на авторов, не похожих на других бардов.
В интервью Митяев хотел подчеркнуть собственное непонимание своей популярности. При этом хорошо понимая, конечно, что очень популярен. Загадку популярности Митяева пытались разгадать многие: Леонид Филатов, Михаил Козаков, Александр Розенбаум. Кто-то писал о душевности, о родстве душ, о мягком лиризме. А вот сам Олег Митяев, отвечая на вопрос о своём творчестве, сказал так: «Ненавязчивость — может быть, несколько странным покажется, что на первое место в своём анализе поэтического творчества я ставлю это скромное достоинство.
Ненавязчивость достигается отказом от таких хорошо зарекомендовавших художественных средств, как драматические интонации, надрыв, вызов, обнажение, резание слуха и других органов чувств, эпатаж, истерика, крик, а так же любых других способов «ударить» по художественному слуху читателя. Имеющий уши, да услышит и так». Вот такое авторское кредо! Ну скажите, где здесь гениальные стихи? Где гениальная мелодия? Где оригинальные аккорды? Всё обычно! А песня получилась гениальная!

Автор: Борис Шигин
Фрагмент статьи «Как здорово, что все мы здесь…» на Пенза-онлайн от 20 августа 2020 г.
Источник: https://penza-online.ru/kultura/kak-zdorovo-chto-vse-my-zdes

Опубликовал: IRINAnikol(21.08.2020)
Просмотров: 338
Борис Шигин «Как здорово, что все мы здесь…». Пенза-онлайн 20.08.2020: 15 комментариев
  1. Уважаемый Виктор! Спасибо за почти персональное письмо. Согласен, согласен, согласен…
    Интересно было узнать, по ваше концертное знакомство с Ириной. (Надо сказать, частенько приходила в голову мысль — встретиться бы, послушать друг друга живьём… Но, может созданный образ посильнее застолья).
    Совпадения по восприятию, возможно, подталкиваются похожестью жизни (1979-2004 МВД-минюст), когда ищешь отдушину от соратников, от начальников…
    На живые концерты старался ходить, но хочется песен, а не разговоров-анекдотов. Контролеры после начала концерта пускают в фойе — покупаю, если есть, свежие пластинки (с магазином на сайте стало проще)… Ну, да лпдно, поживем ещё…
    Ирине — поклон — спорьте

  2. Ирина, Виктор! Уже давно читаю (и наслаждаюсь) вашей перепиской, где Олег Григорьевич — маленький повод поговорить, поспорить. Аргументы Виктора, пожалуй, посильнее будут — сам бы не подобрал (если бы подобрал — не поделился). Изоляция утомила, жду (с сомнением) очередного диска (работается ли в студии?), но побаиваюсь… Не могу сразу назвать «запавшую» песню с последних пластинок. Наверное мы изменились больше, чем наш автор. Хочется от него такого же, как раньше, но наша жизнь в нас и вокруг изменилась… Достаешь пластинку, разглядываешь, выхватываешь строчки текста, вспоминаешь мелодию… а поставить не хочется. Только вспоминаешь… И читаешь посты ТОГа и Ирины… Иногда хочется вернуться к началу переписки (никто из вас не складывал все посты ? сейчас такие книги успешны (и интересны). Удачи вам и здоровья

    1. Дмитрий, безусловно, с годами все мы меняемся: и сам Олег Митяев, как автор песен, и мы, как слушатели его песен. Однако, если Автор твой ровесник, если его мысли и чувства в молодые годы практически полностью совпадали с твоими, то живет в подсознании надежда, что и после 55 лет они будут совпадать хотя бы на половину того, что было раньше. Увы, но что-то не сработало у меня в этих расчетах, и очень хочется понять, а почему?
      Проще всего предположить, что авторская песня это некий обман, и все мы вместе с Автором взаимно обманываемся, играем в некую виртуальную игру, но с возрастом кто-то с этим обманом успешно разбирается, а кто-то продолжает жить у своего обмана в плену. Вполне возможно, что в этом плену оказался и остаюсь до сих пор и я.
      Если считать, что главная песенная тема это любовь, то в песнях Олега Митяева меня всегда больше привлекало тема поисков чего-то неосознанного, но жизненно необходимого, как в песне «Неутешительные выводы». Или тема одиночества, как в песне «Я сбежал» или «Август», тема светлого прошлого, как в одноименной песне, тема расставаний, как в «Лете…» или » Небесном калькуляторе», тема размышлений, как в песнях «Черный клен», «Вот тебе и раз» или «Когда проходят дни запоя» и т.д. и т.п.
      Большинство подобных песен были пронизаны тоской, печалью и светлой грустью, и чувствовалось, что больнее всего было самому автору тех стихов. Когда я пишу «автор» с маленькой буквы, то это просто некий автор некого стихотворения. А когда пишу слово Автор с большой буквы, то это уже конкретно сам Олег Митяев. Вот через эту призму восприятия я и говорю о его старых и новых песнях.
      Есть еще один косвенный признак такого разделения — использование местоимений я и мы. В старых песнях-размышлениях преобладает «я», в новых «мы». Конечно, есть песни-истории, где эти Я или МЫ хоть и отсутствуют, но в них видна тень автора. «Снова гость к МОЕЙ соседке» или » с тоской вползает под ребро»… А чье ребро? Конечно же, не местных жителей Шарлевиля, они же привычны к родным пейзажам. Это ребро ночного гостя маленького французского городка.
      А потом в новых песнях эта авторская боль ушла, а появилась некая озабоченность о происходящих в обществе процессах. В своем собственном «домике» Автора все хорошо, спрыгнуть с его крыши соблазна больше нет, птица беспокойная в груди уже не бьется, однако, мол, болит душа за народ, надо же когда-то отдавать Родине долги за то, что она на дала в нашем детстве и молодости.
      Я бы не сказал, что в этом есть какая-то фальшь, скорее, это некая новая роль известных публичных людей, увлеченных игрой в общественного деятеля, хотя всё это только часть их ремесла, их , так сказать, «стези и хлеба», и совсем чуток необходимого ныне пиара. Заслугами и наградами вроде бы не принято хвастать, но ведь только ленивый в России еще не слышал про итальянскую премию за цикл песен на стихи Бродского. Я сам раз сто слышал об этом из уст самого Олега Митяева. Пиар под видом самоиронии? Ведь скромность артиста — прямой путь на обочину?
      Обман вполне оплачен и оправдан,
      И очень трудно было не соврать.
      А нам теперь где вымысел, где правда,
      Где бред, где явь — вовек не разобрать.
      Я уже тоже не разберу, где тут живой человек Олег Митяев, а где лишь его публичный образ? Как говорится, на людях мы одни, а в узком кругу другие. Или на концерте артисты одни, а после концерта уже другие. Как говорили в фильме Эльдара Рязанова «Старики-разбойники», хорошие слова и подарки при проводах на пенсию это просто РИТУАЛ, а назад пенсионеру хода нет. И тут этот самый ритуальный обман.
      Когда я впервые зашел на старый сайт Олега Митяева с призывом «Давай с тобой поговорим», то сначала наивно всё принял за чистую монету, хотя мне уже было не за ЗО, не за ЧО, а уже за 50. Конечно, еще до меня на том сайте были реальные конкурсы рассказов на тему «Олег Митяев в моей жизни», при мне еще были редкие отчеты с концертов, а потом чаще были склоки, похожие на драки нищих на свалке, и … никакого присутствия самого Автора. Его красивый портрет-заставка оказался нем, как «немы образа» в песне «Шарлевиль».
      Через пару лет гостевая на этом офсайте напомнила мне детскую песочницу, куда родители приводят своих маленьких детей, чтобы они поиграли с песочными игрушками и не отвлекали взрослых людей от их насущных забот. Да, было на том сайте несколько поклонников именно творчества Автора, а не фанатов, образующих некий «хвост кометы», но разовых анонимов тогда было больше всех. Со временем захотелось перестрелять этих злобных анонимов своими ехидными репликами, типа:
      А казалось бы, проще простого перестать анонимно писать,
      И в людей с «пониманьем иного» из кустов свои камни кидать.
      Называть это честной победой, мол, иначе побед не видать,
      И чернильной залить акварелью светлых мыслей и чувств благодать.
      (Дмитрий, чувствуется влияние Автора?)
      Когда в 2011 году мне впервые довелось на концерте Митяева в Хабаровске встретиться с Ириной, то весь разговор наш шел главным образом о песнях Митяева, хотя была и другая объединяющая нас тема — Николаевске-на-Амуре, где раньше жил я, а теперь живет она. Вот с 2011 года и тянется наш непрекращающийся живой разговор о творчестве Олега Митяева, до 2017 года он шел как бы «в унисон», а после 2017 года, увы, скорее, «в диссонанс».
      Однако разные мнения о новых песнях Олега Митяева не слишком влияют на нас самих, как земляках-нижнеамурцах. Ирина с четвертого ряда ведет для «Гольфстрима» видеозапись концертов, а я с первого ряда аудиозапись. На концерте в Хабаровске в 2017 году, увидев в моей руке маленький серебряный микрофон, Олег Григорьевич прошептал мне со сцены, мол, убери его подальше, чтоб не маячил. И я убрал ниже авансцены, ведь артистам нельзя мешать. А вот подлинным ХУДОЖНИКАМ реакция «аудитории» мешать не должна, это же обратная связь с их реальными поклонниками.

    2. Пардон, честной ДУЭЛЬЮ, а не честной победой.

    3. ТОГу
      Виктор, если этот «обман» помогает Вам жить, обманывайтесь и дальше. И не надо оглядываться на тех, кто «с этим обманом успешно разобрался», и песни Олега Митяева им больше не нужны.
      Вы недавно вспоминали про митяевский календарик за 2009 г. с участниками гостевой на старом офсайте. На самом деле именно в тот год мы и встретились с Вами впервые в аэропорту Хабаровска, когда я летела в Москву на концерт Олега Митяева в «Меридиане». Мы никогда не видели друг друга даже на фотографиях, но всё равно нашлись. Почти так же безошибочно мы узнавали друг друга, ещё не зная, кто как выглядит, когда встречались гостевой в Москве и в Питере летом 2008 г. Видимо своих чувствуешь издалека))) Так вот, бОльшая часть тех людей на этом календарике, которые давно уже не пишут на митяевских сайтах по разным причинам, всё ещё слушают песни Олега Митяева и приходят на его концерты.

      Про боль в песнях.
      Когда в 2006 г. я только-только начинала запоем слушать все написанные на тот момент песни Олега Митяева и совсем ничего ещё не знала об их авторе (даже отчества), я абсолютно не отделяла лирического героя в песнях от человека, их написавшего, и очень переживала за Автора. Невозможно же одному человеку испытывать столько душевной боли! Так хотелось пожалеть его, как мальчишку… Да и сейчас, когда знаешь, что лирический герой и Автор в жизни – это не совсем одно и то же, трудно их отделять. Тем более, если верить тому, что Олег Григорьевич искренен в песнях, для меня каждая песня – это что-то вроде послания от Автора к слушателю, даже, если это чужие песни с альбома «Незабываемоё», например. Поэтому, когда слышишь из новых песен что-то вроде «А жизнь – она одна», «Две печали», «Вахтанговский корабль», «Тихая застава», «Уж ёлки на кострах», «Стриж» (где эта боль просто всей кожей чувствуется) или совсем новых «Столько лет живу, душой боля…» и «Ковчег», невольно начинаешь снова переживать и за самого Автора тоже… Вам, Виктор и Дмитрий, как мужчинам, наверное, это не понять…

      Дмитрию
      Дмитрий, Вы спрашиваете – ведётся ли работа в студии над новым альбомом? Ну, судя хотя бы уже по двум записанным синглам — «Женщина» и «Ковчег», видимо ведётся.
      Так хочется, чтобы Олег Григорьевич про песню «На могилу бабушки», никуда не вошедшую ещё, не забыл и включил её в новый альбом…

  3. Да, именно ненавязчивость, примерно об этом я и писала о манере исполнения Олега Митяева в феврале в гостевой, просто не могла правильное слово подобрать («в отличии от тихого голоса Олега Григорьевича, который словно на цыпочках входит в твою душу, но оставляет там глубокие следы…») С его песнями можно просто думать о чём-то, решать сложные задачи по физике, работать на даче и на компьютере, делать какую-то монотонную и скучную работу и совсем не уставать от этого, болеть (и выздоравливать!) и даже спать (в поезде дальнего следования или самолёте, например).

    1. Ирина, со многим, что написал Борис Шигин, можно бы и согласиться, но, как говорится, есть несколько «но»…
      1. А кто виноват, что большинство интервью Олега Митяева состоят из дежурных вопросов и ответов? Те, кто задает эти вопросы или тот, кто отвечает?
      Когда Дмитрий Гордон начал задавать Сергею Маковецкому вопросы, начинавшиеся словами «А правда…», то актер прекратил это интервью, заявив: «Я почему-то думал, что меня хотят спросить о моей театральной работе, а меня просят подтвердить какие-то слухи».
      Значит, дело не только лишь в задаваемых вопросах? Если Олег Митяев настолько безотказен в даче интервью любому интервьюеру, то тогда он берет на себя и часть ответственности за очередное «дежурное» интервью.
      Я заметил, что самые интересные и откровенные интервью Олег Митяев давал, когда был еще не слишком известным артистом, причем большинство таких интервью брали провинциальные СМИ в городах, где он давал свои концерты. А почему сейчас нет таких интервью, про которое пишет Борис Шигин?
      2. Надо вспомнить рассказ Олега Митяева, как Эльдар Рязанов назвал песню «Самая любимая» новой, хотя ей было уже 20 лет? А потом выяснилось, что Рязанов не слушает подаренные Митяевым кассеты (диски) со своими песнями, а Митяев не успевает читать все подаренные Рязановым книги. Однако это не мешало им быть хорошими соседями, уважать и ценить друг друга, как уважают и ценят творческие люди.
      Но сколько раз по ТВ или в интернете я видел восторженные признание в любви к Олегу Митяеву от его коллег артистов и других известных людей, но вот попроси их назвать свои 10 любимых митяевских песен, так ведь и не назовут, как тот же Рязанов, а уж про знание текстов песен и говорить не приходится. Или начнут цитировать строчки Митяева, так и переврут, как тот ведущий со «Славянского базара». У них к текстам митяевских песен такой же интерес как к гимну России, мол, любим и уважаем, но целиком помним только припев.
      Вот и возникает вопрос: а стоит ли использовать высказывания таких «знатоков» творчества Олега Митяеве как аргументы в дискуссии, скажем так, «продвинутых» слушателей, обсуждающих именно песни Митяева, а не его самого? По-моему, это совсем разные вещи. Да, Олег Митяев самоироничен, ненавязчив, отзывчив, надежный соратник в делах и товарищ в застолье, но какое значение это имеет к разговору о «старых и новых» его песнях?
      3. Кто бы спорил, что творчество Олега Митяева это ЯВЛЕНИЕ в авторской современной песне? Но при всём этом, разве можно ровнять песни, написанные им в 1993 или 2018 годах? По-моему, между ними есть довольно существенная разница, и если о ней говорить, то стоит ли, как железобетонный аргумент, к месту и не к месту ссылаться на Александра Городницкого, назвавшего Олега Митяева ярким явление в современной авторской песне? Мол, Городницкий так сказал, и эту ссылку на него, как козырный туз в карточной игре, перебить ничем уже нельзя! И чего ты после Городницкого лезешь со своим анализом песен и критикой?
      4. Я бы выше непонятной мне ненавязчивости поставил митяевскую поэтическую акварель текстов песен и его особую интонацию. Но коль сам автор выделяет ненавязчивость, то я тут промолчу. А какие песни навязчивые? С надрывом, обнажением, криком? Это как у Высоцкого что ли?
      5. Вот чего я не понял у Шигина, так это упоминание про ярлыки, презрение «нестандартных» творцов, товарищеские суды времен Галича, Бродского, Александра Новикова, которого посадили по экспертному заключению его «собратьев по цеху.»
      С тех пор прошла уже целая эпоха, но сегодня это всё ещё так актуально, чтобы об этом писать в статье о Митяеве? Зачем?
      С умозаключением Бориса Шигина («Олег Митяев это всё-таки, искусство — и это, пожалуй, главное! А искусство всегда притягивает человека мыслящего») я бы поспорил, ибо знаю достаточно много мыслящих людей, которых Олег Митяев, увы, не зацепил. Я даже в свое время проводил скрытый опрос таких людей в различных застольных компаниях, турпоездах на море и рыбалку. В подходящий момент разговора подбрасываешь вопрос про барда Митяева и ждешь реакции на него. Вывод такой — на вкус и цвет товарищей нет. Среди мыслящих людей есть экстраверты и интроверты, сангвиники, холерики и т.д., имеющие музыкальный слух и «пострадавшие от медведя», любящих поэзию и предпочитающие прозу. Если песни разные, то и трогают они разных людей по-разному, и привести всех мыслящих людей к общему песенному знаменателю нельзя.
      Мне вот у Митяева больше всего нравятся песни с щемящим чувством, светлой грустью или тоской, но совершенно не трогают, например, «Весенняя Москва», «Герой Кузбасса», «Бурлачка» и еще кое-что. Правда, это всё заказные песни, и адресованные явно не мне.
      6. Ещё у меня сложилось некое объяснение, что на выбор тем, стиля, мелодии последних песен Олега Митяева повлиял не только его возраст, но и его приобщение к церкви. Это и раньше было заметно, но в последних песнях особенно. Еще в песне «Белогорие» герой плывет за женщиной с глазами поднебесности и обнимает её, как дым. Про «Аннушку» и говорить нечего, в «Ковчеге» — прости нас, Господи, дураков, а в «Этой женщине…» — сравнение «как брат и сестра». Сразу же вспоминается церковное обращение: «Братья и сестры!» В обычной жизни таких возвышенных отношений между братом и сестрой я не встречал, и любовь к женщине сравнивать с отношением к сестре как-то странно. Короче, не земная это любовь, а небесная, а вот в старых песнях любовь была совершенно земная, будто про тебя самого и написанная.

    2. Виктор, эта статья и моя реплика вовсе не являются никакими аргументами к нашему с вами предыдущему разговору о песнях. Просто одна из характеристик Олега Митяева и его творчества человеком, который много пишет об авторской песне и сам является автором-исполнителем. Может быть, я бы и не обратила на неё никакого внимания, если бы не прочитала там слова Олега Митяева про ненавязчивость в его творчестве. Вы спрашиваете, а что тогда значит «навязчивость»? Да хотя бы манера исполнения песен самим же Олегом Митяевым в молодости, особенно чужих песен. Мне больше нравится смотреть и слушать более поздние концерты, когда Олег Григорьевич остаётся на сцене самим собой и не пытается каким-то образом «ударить» по художественному слуху» слушателя, как он делал иногда в молодости. Если говорить о других исполнителях, та же «навязчивость» для меня – это, например, манера исполнения песни «Просыпаясь, улыбаться» Александром Ивановым. И даже студийный вариант этой песни на диске кажется мне уже громким. Я всё-таки больше люблю тихий концертный вариант «Просыпаясь, улыбаться».

      Что касается слов Бориса Шигина «А искусство всегда притягивает человека мыслящего» — по-моему, это не утверждение, что все мыслящие люди обязательно должны любить песни Олега Митяева. Это всего лишь одна из причин популярности его песен именно у мыслящих людей. Ведь настоящее искусство обязательно заставляет думать – так же, как и песни Олега Митяева, даже когда они давно отзвучали.

      Про интервью.
      Виктор, видимо характер Олега Григорьевича не позволяет ему психануть и послать журналиста с его надоевшими вопросами куда-нибудь подальше)) Хотя ведь бывало, что он наотрез отказывался давать интервью или делал замечание журналистам, что нельзя задавать такие вопросы. Мне, если честно, из совсем недавних очень понравилось совершенно живое интервью Троицку. Хотя и проходило оно онлайн.

      И про «Женщину». А мне даже в голову не могло прийти, что слова в песне
      «Спокойно и просто касались друг друга.
      Спокойно и просто, как брат и сестра…»
      это словно церковное обращение «братья и сёстры». Видимо потому, что Олег Григорьевич и мой старший брат – ровесники, оба с 1956 года. И при этих словах в моей голове рисуется совсем другая картинка…))

    3. Ирина, Вы же сами говорили, что когда что-то пишите или выкладываете на «Гольфстриме», то вольно или невольно ожидаете мою реакцию на эту публикацию. К примеру, выкладывая текст новой песни Олега Митяева, Вы уже знаете на какую строчку я обязательно обращу своё внимание. Видимо, слишком долго мы уже общаемся на митяевских сайтах.
      Вот и сейчас, прочитав статью Бориса Шигина, я подумал, что его статьей Вы как бы ответили мне в продолжение нашего оборванного разговора. Помнится, мы с Вами не так давно разговаривали по поводу рецензии Алексея Мажаева к альбому «Никому не хватает любви», и вот теперь похожая статья Бориса Шигина, наверное, тысяча первая хвалебная статья об Олеге Митяеве. Я не критикую его, был бы я на его месте журналиста, то, скорее всего, тоже бы писал дежурные статьи то про Митяева, то про Розенбаума.
      Но, блин, а где же почитать настоящую литературную критику о поэзии Олега Митяева? Как, например, кинокритик Майя Туровская написала про Высоцкого: «Высоцкий — законный наследник фольклора подворотни, уличного романса, безымянной блатной лирики. Здесь он нашел дикорастущий жанр городской баллады, пригодной для многого, возделал его терпеливо и получил плод — неповторимый интонационный строй».
      Вот все просто хвалят Высоцкого, а она его называет наследником блатной лирики и фольклора подворотни. А ведь любя, а ведь верно!
      Я искал в интернете статьи литературных критиков о поэзии Олега Митяева (желательно после 2000 года), но ничего не нашел. Зачем искал? Хотел сверить свое ощущение с мнением профессиональных критиков, но тщетно…
      А потом как-то наткнулся на статью литератора Павла Басинского в «Российской газете» от 2013 года, в которой он писал: «Читать критику? Ее я как раз читаю. Но радости от этого особой не испытываю. Критика есть. Умная, честная, методологически верная. Но впечатление при этом создается такое, что критика есть, а самого критика — нет. Что перед тобой реферат или часть дипломной работы, которые были написаны на тему современной литературы в МГУ, РГГУ или Литературном институте. А заодно и журналу сгодились.
      В чем причина? Почему умные, образованные и даже талантливые выпускники (как правило, выпускницы) филфаков университетов, специализирующиеся на современной литературе, критику писать вроде умеют, но критиками не становятся? Получается критика без критиков. А в критике главное это предельная добросовестность прочтения текста. Нравится тебе его автор или нет. Текст может быть больше человека, а может быть меньше его — вот что важно выяснить».
      Вот и ищу я эту предельную добросовестность прочтения текста. А нахожу лишь отзывы об Олеге Митяеве его друзей, коллег или Мэра Москвы Собянина. Но литературная критика это нечто большее.
      Я уже более 25 лет слушаю песни Олега Митяева и, во мне, как в перенасыщенном растворе соли, в какой-то момент началась некая кристаллизация, то есть, кроме слушания песен, потребность выразить свое восхищение до какого-то момента, а потом свое несогласие с Автором, сменившим курс корабля. Конечно же, Автор имеет на это полное право, но и у меня, как зрителя, есть право сказать, что этот курс мне, уже не интересен. Вот такой критик-любитель песен Митяева выискался из рядов МВД.
      Теперь про «братья и сЕстры» (как это принято в церкви), а не сЁстры. Это обращение со временем вышло далеко за пределы церкви. Его применил Сталин 3 июля 1941 года в своем обращении к народу по поводу нападения Германии на СССР. Федор Абрамов назвал свой роман «Братья и сестры», и там тоже нет конкретных братьев и сестер, а есть народ, способный к взаимопомощи, самоотречению и самопожертвованию. В этом тоже есть что-то возвышенное, я бы сказал, церковное.
      Может быть, я не прав, но, по-моему, живые влюбленные ОН и ОНА не могут спокойно и просто касаться друг друга, спокойно и просто, как брат и сестра, особенно если это первое долгожданное касание, которого ОН ждал полвека. Тут просто невозможно избежать какого-то «электрического» разряда. Спокойствие тут противоестественно как по законам природы, так и по законам литературы. А вот по законам церкви это вполне возможно, как возможно, что Дева Мария чудесным образом зачала Иисуса Христа от Святого Духа, при этом оставаясь девственницей.
      Вот почему мне припев в песне «Эту женщину увидел я во сне», во-первых, вообще не понравился своей неестественностью, во-вторых, я отнес его к отношениям между мужчиной и женщиной в церковном понимании.

    4. Нет, Виктор, видимо тот разговор под новой аранжировкой «Ковчега» так и останется незаконченным. Извините. Как-то много всего навалилось в конце лета – некогда было сразу ответить, а сейчас уже и не пишется… Хочется просто молча слушать этот «Ковчег» и ничего никому не доказывать, чтобы не расплескать те самые первые чувства от песни.
      О критике. Вспомнилось, что давным-давно читала в книге Олега Митяева критический разбор его текстов. С трудом осилила тогда дочитать до конца – мозги закипели))) Нашла сейчас его снова. Вы, возможно, читали. Это в книге «Песни-1». Называется «Ненавязчиво, как чириканье или симптомы литературы там, где она сама не предполагается» (Попытка критического разбора текстов песенника одного поэта песенника). Написано студенткой 2 курса. Осилила, честно говоря, 2 страницы. Не могу больше))) Зато встретила на этих страницах те слова о ненавязчивости, которые Борис Шигин выдал за ответ Олега Митяева в интервью… Интересно, что же на самом деле сам Олег Григорьевич ставит на первое место в своём творчестве? Может быть, искренность?

    5. Ирина, напрасно Вас пугает слово «критический разбор» текстов песен, не такой уж он непонятный и пугающий. Вот Вы любите часто отмечать и обсуждать различные аранжировки мелодий песен Олега Митяева, а ведь это тоже «музыкальный разбор», кому-то интересный, а кому-то нет, ибо не всякий слушатель в бардовской песне именно на музыку обращает свое внимание.
      Вот послушает человек кассету Митяева, а дальше в его голове слова песен будут крутиться уже как притча (например, «Травник»), рассказ («Воскресение»), воспоминание («Светлое прошлое»), эссе («Романс») и даже молитва («Дорога»), а музыка отойдет на задворки восприятия.
      У Юлии Друниой есть строчки: «Я столько раз видала рукопашный, раз наяву. И тысячу – во сне…».
      Я тоже на одно прослушивание большинства старых песен на носителях, тысячу раз прокручивал их в своей голове, скажем, шагая на работу (без моей воли) или с работы (тут я был уже не против). Помнится, что и Вы, наблюдая воочию закат или снегопад, проговаривали при этом строчки Митяева, а не пропевали их, как песню. Я готов утверждать, что можно разговаривать друг с другом, используя для передачи мыслей строчки песен, и не только Митяева. Это у меня с самого детства. До сих пор помню, как меня мама пришла забирать из детского садика, а воспитательница ей в шутку сказала про меня, мол, какой жених для её дочери растет, И я сразу выдал строчку из модной тогда песни » Может быть» (музыка Э. Рознера, текст Ю. Цейтлина): «Есть получше кавалеры, может быть».
      Если у человека внимание фокусируется именно на словах понравившейся песни какого-то автора, то со временем он будет замечать какие-то изменения в его новых песнях именно в текстах, например, изменилась тематика новых песен, акварель сменилась маслом, пропала тонкая лирика, появилась суховатая проза и т.д. А как это выразить? Только категорией типа «нравится — не нравиться»? А если попытаться выразиться полнее? Так и проявляется литературная критика. Вот только не надо для образца брать разбор текста некой студентки 2 курса, а то мне это напоминает анекдот:
      Встречаются два еврея.
      — Послушал я Моцарта, не понравился.
      — А где же ты его слышал?
      — Мне Мойша наиграл.
      Я всегда не понимал, почему музыкальные критики хвалят исполнение какого-то классического музыкального произведения в исполнении одного симфонического оркестра и известного дирижера, но, скажем так, пожимают плечами, прослушав это же произведение в исполнении другого оркестра и дирижера? Тут нужно иметь хорошее ухо и глубокие познания, которых у меня, увы, совсем недостаточно для понимания на уровне профессионалов.
      Также и в литературной критике для понимания и разбора нужны хороший глаз, ухо, мозги и язык. Зачем читать литературную критику? А зачем кому-то читать статьи искусствоведов про анализ и интерпретацию произведений изобразительного искусства? Ведь можно просто самому походить по музею, посмотреть картины или красивые рамы. Если нет у тебя самого никаких вопросов, то тебе не нужны и мнения профессионалов. Как говорится, нет вопросов — нет и ответов.
      Любой художник (поэт, писатель, композитор или живописец) может что угодно говорить о своем творчестве (те же искренность, ненавязчивость), но как это будет восприниматься другими людьми?
      Я старый болельщик (первый раз увидел в Москве футбол в 1967 году, и сразу матч с московским «Торпедо», где своими глазами наблюдал таких легенд советского футбола, как Эдуард Стрельцов и Валерий Воронин). Именно «Торпедо» осталось моим любимым футбольным клубом на долгие годы в прошлом веке. К чему это я? В 80-90 годах было модно к футболу каких-то команд и тренеров подбирать некие определения. К примеру, были команд и тренеры с «романтическим» или «рациональным» футболом, а вот знаменитый футболист и тренер минского «Динамо» Эдуард Малофеев называл футбол своей команды «искренним» футболом.
      Однако специалисты и болельщики над этими оценками только подшучивали, особенно после провальных игр этих команд. А вот хороший профессиональными разбор игры какой-то команды с конкретными оценками действий игроков и тренера в газете «Советский спорт» всегда привлекал большое внимание болельщиков. Всем было интересно, за счет чего Лобановский или Бесков (это наши советские супертренеры) переигрывали своих противников, а это были уже тонкости тактики и стратегии, которые простому болельщику с трибуны разглядеть сложно. Непонимающие говорят, мол, бегают 22 футболиста по полю, а мяч почему-то все время влетает в одни и те же ворота. Это называется футбольной грамотностью болельщика.
      Можно слушать песни Олега Митяева и ничего не понимать, можно понимать, но не уметь выразиться, почему одна песня нравится, а другая нет, и, наконец, можно и понимать, и уметь выразить то, что чувствуешь хотя бы самому себе. А еще можно сверить свои мысли и ощущения с профессионалами, но не коллегами и друзьями автора, а с независимыми профессиональными литературными критиками, если они пишут про творчество Олега Митяева. Разве это не интересно?

    6. Виктор, да я не против хорошего критического разбора. Но для меня ещё со школы всякие разборы текста, анализ и т.п. были, как квантовая механика для гуманитария. Почитаешь, и как-то скучно и грустно становится… Ты, слушая песню, представляешь и чувствуешь одно, а оказывается, вон какой приём Автор применил и чего имел в виду. Я же совсем с другой «автобазы» и определяю (для СЕБЯ) хороший стих (песня) или плохой исключительно по тем чувствам, который он у меня вызывает. Когда Олег Григорьевич в интервью Троицку сказал, что, читая Гандлевского, Тимура Кибирова, Бахыта Кенжеева, понимает, что к поэзии он имеет косвенное отношение, я окончательно поняла, что в поэзии видимо вообще ничего не смыслю. Читаю их стихи, и пока ничего не ёкает. Хотя, что уж тут говорить, если моих любимых Марину Цветаеву и Анну Ахматову, читанных-перечитанных вдоль и поперёк, я поняла не с первого раза. Олег Митяев – это один из немногих авторов, стихи которого находят огромный отклик в твоей душе, словно ты сама хотела так написать, но не умеешь… И кто бы там чего не говорил о песне, если она мне нравится, я всё равно буду её слушать.

    7. Ирина, кто бы спорил, что пока человеку песни нравятся, или пока человек любит, ему не нужны никакие подсказки со стороны. Живите, слушайте, радуйтесь. Это никто у Вас не заберет. Я этот период проходил, он мне знаком, я Вас прекрасно понимаю. Но когда-то этот период и для Вас должен закончиться согласно «логике вещей» и закону диалектики о переходе количества в качество. Со временем меняется мир, меняемся мы, меняются песни Олега Митяева, и наше отношение к новым песням. Это неизбежно. В противном случае сейчас на гостевой «Гольфстрима» мы видели бы всех тех, чьи фотографии есть на том «митяевском» календарике, который Вы мне любезно презентовали. Соглашусь с одним — зачем Вам сейчас заглядывать в это непонятное будущее? Как говорится, поживем — увидим.
      Вот и мое общение с творчеством Олега Митяева долгое время происходило в изолированной от мира «коробочке» — моем автомобиле, где были я, автомагнитола, кассеты Олега Митяева и зачастую пара бутылок пива по 0,5 литра. Обычно я ехал ставить машину (это был 1993 год) в гараж, там включал кассету Митяева и слушал под пиво его песни. На это уходило столько времени, сколько играла аудиокассета.
      А когда позже появились диски МРЗ и пиво в 1,5 л пластиковых бутылках, то концерт продолжался, пока не кончалось пиво. И не нужна мне тогда была никакая литературная критика. Более того, среди моих знакомых практически никто не знал ничего об Олеге Митяева , да мне это и не нужно было. Точно также, как и Вам, мне достаточно было достаточно просто слушать и переслушивать песни, разбирая неясные строчки типа «Вот и Йэти, и печальный великан, что глаза мои слезятся на ветру…». Я тогда напитывался песнями Митяева как губка, а вот к песнями других авторов-исполнителей у меня не было такого притяжения.
      Короче, с 1993 года до первого концерта Олега Митяева в Хабаровске (это где-то на стыке 20 и 21 веков) я просто жил в своей «коробочке», практически, как и Вы пишите, слушал песню Митяева, переживал услышанное, рисовал в воображении какие-то картины, и никто мне больше был не нужен. Это был мой мир, который за меня озвучил Олег Митяев:
      Все забыть, смотреть в глаза и больше не спешить,
      И за этот миг совсем не долгий жизнь прожить.
      Шаг шагнуть в дверной проем и перестать дышать,
      И не думать ни о чем, смотреть сквозь снег и ждать.
      А почему не предположить, что через какое-то время и Вы почувствуете, что «только песни-то стали не те», или, еще хуже, «а я слышал гитара врала, и слова были лживые»? А Вам вокруг будут говорить, мол, всё хорошо, прекрасная маркиза. И придется Вам либо уйти и сжечь все мосты, либо попытаться понять, а что случилось, почему митяевкие пилюли больше не действуют? Так ли всё хорошо, или уже сгорели и конюшня, и дом? А поиски истины — дело совсем непростое.
      Конечно, если вы из другой «автобазы», то этот процесс может у Вас пойти иначе. Про «физиков» ничего не скажу, но женский глаз может видеть в Олеге Митяеве то, что не видят мужчины. Аналогично, как мужской глаз видит в Людмиле Сенчиной то, что не видят женщины. Еще в студенческие годы в Питере она меня очаровала своим голосом, обаянием. У меня язык не повернется критиковать её, чтобы она не пела, играла в кино и что бы о ней не говорили злые языки. А когда она поет романс «Белой акации гроздья душистые», то от щемящего чувства накатывается слеза.
      Поэтому при наших разговорах о песнях Олега Митяева я понимаю, что мы с «разных автобаз», и пытаюсь максимально аргументировать свои высказывания теми аргументами, которые одинаково принимаются и мужчинами, и женщинами.
      А про поэзию уровня Ахматовой и Цветаевой разговор особый, не имеющий к бардовской песне прямого отношения. Цитировать таких поэтов возможно, но сравнивать со стихами песен вряд ли нужно. Я бы в качестве «камертона» брал для обсуждения раннего Олега Митяева, а вот дальше, как говорится, «давай с тобой поговорим».

    8. Виктор, я даже думать об этом боюсь. Пусть это НИКОГДА не случится… Песни Олега Митяева – это единственная «волшебная пилюля», которая помогает мне держаться при окружающей действительности и даже чувствовать себя иногда счастливой, не смотря ни на что…

    9. Ирина, может быть, Вы и правы насчет 2009 года, тогда нашей дискуссии о песнях Митяева уже 11 лет. Рискуя поссориться, как гоголевские Иван Иванович с Иваном Никифоровичем из-за, в общем-то, никому не нужного ружья, всё же напишу еще несколько слов вдобавок к ранее мною сказанному о песне «Ковчег».
      Во-первых, очень жаль, что в отличие от обсуждения клипа «Просыпаясь, улыбаться», где за пару дней высказалось несколько десятков человек, о песне «Ковчег» высказались только двое. Понятно, что чем больше людей высказались, тем более явственен глас народа.
      Во-вторых, в чем трудность ОБЩЕСТВЕННОГО обсуждения и оценки любой песни? Ты можешь провести десяток аргументов, а оппонент тебе просто скажет, мол, а у меня сейчас тяжелые обстоятельства, а эта песня мне помогает выживать .
      И ты будешь вынужден участливо замолчать, мол, песни песнями, а, как писал Достоевский: «Для чего познавать это чёртово добро и зло, когда это столько стоит? Да весь мир познания не стоит тогда этих слёзок ребёночка».
      Если для Вас «Ковчег» это что-то святое, то дальнейшее обсуждение этой песни не имеет смысла. А свое мнение я уже высказал, и великолепная аранжировка Сергея Сысоева суть ранее сказанного не меняет. В авторской песне для меня важнее всё-таки СЛОВО.
      Если песня «Ковчег (по большому счету) о коронавирусе и его последствиях, то обсуждать её достоинства сродни глумлению и кощунству, как, например, обсуждать достоинства песни «Бухенвальдский набат».
      Однако, если мне скажут, что песня «Ковчег» это про нашу жизнь вообще, про потери близких людей и наше бессилие перед стихией природы (штурвал не в наших руках), когда вся надежда только на Бога, то мне тогда ближе песня Высоцкого «Кони привередливые», где тоже есть бессилье перед стихией (сгину я, меня пушинкой ураган сметет с ладони), где «штурвал» в ногах коней (не указчики вам кнут и плеть). В «Ковчеге» чувствуется смирение перед стихией, а у Высоцкого идет отчаянная борьба с ней (чую с гибельным восторгом — пропадаю, пропадаю!). Борьба мне всегда импонирует больше.
      Добавлю еще про плывущие в песнях Митяева дома, корабли, ковчеги, пароходики.
      В песне «Вахтанговский корабль» он сравнивается с » в март плывущим дирижаблем», но параллельно с этим есть красивая история любви к М.Е. В песне «Светлое прошлое» кроме плывущего пароходика раскрыта целая эпоха 60-х годов. В песне «Лето это маленькая жизнь» есть плывущий по лету дом, и параллельно грустная история про расставание, и трогательная картинка про пиво в пакетике прозрачном.
      А вот в песне «Ковчег», кроме полета «дома со шторами», что (кто) еще есть параллельно? Потерянные, отбывающие, разлученные, заброшенные, ничьи? Если это песня скорби, то мне она напоминает «Реквием» Моцарта в обработке Митяева. Есть в ней что-то церковное, потустороннее. Это хорошо или плохо?
      От песен Олега Митяева я по-прежнему жду чего-то земного, а не небесного, личного, а не всеобщего, короче, как в его старых добрых песнях, если не брать «Как здорово…». Однако появляется новая песня, и опять про небеса, про массу людей, про всевышние силы.
      Перефразируя Есенина хочется задать Автору прямой вопрос : «К тоске мятежной возврата больше нет?». Но тогда мужская часть «аудитории», увы, будет уменьшаться — на «женских песнях» её не удержать. Кто еще готов в 4 часа ночи горланить на Арбате «Аннушку», «Эту женщину» или «Ковчег»? Никто.
      Ирина, тут Вы спросите, а чем тебе не хороша новая песня «Столько лет живу, душой боля»? Тут тебе и размышление мужчины про жизнь, и местоимение «я», и даже лодка присутствует, как в песне «Романс» (как лодка деревянная в причал сырой ночи). И август, как в песне «Август».
      Будете смеяться, но я сложно отношусь к большинству песен Олега Митяева про чужие города и края, начиная с песни про Тольятти. Я же болельщик и квасной патриот, мне родные стены и родное пепелище дороже всех прочих стен и краев. Чтобы песня про чужой город понравилась, надо, чтобы она была очень близкой, как «Кандалакша», «Норильск», «Шарлевиль», «Абакан». А просто песни про Кузбасс, Липецк или Тамбов меня не тронут за душу.
      Вот и в новой песне я тоже сразу слышу про Суздаль и Владимир, но сама песня и особенно припев не могут зацепит так, как это цепляло, к примеру, в песне «Сахалин». В песне нет простой формулы успеха, но есть ряд всяких барьеров для её восприятия. Вот и думается, мол, пусть её и поют жители тех мест, про которые эти песни.
      Кроме того, вот слушаю в новой песни строчки:
      «Пришла пора бросать копить и делать что не хочется.
      И за здоровье можно пить, пока оно не кончится».
      и невольно они перекликаются со строчками из «Покаянной песни»:
      «И так бы жить, не мучаться, шугать соблазн, как ворона.
      Но если не получится, не огорчаться здорово».
      Я уже писал про калейдоскоп, где все его стеклышки уже изучены, а новых нет. Про перекличку мелодий песен я не сужу, не мой это конёк, но, похоже, что новые тексты сами в гости больше не приходят, их автор перешивает из старых песен.
      Опять мне скажут, а ты бы хотел, чтобы все 300 песен Митяева не имели совпадений и повторов? Тут я отвечу, что в первых 150 песнях повторов я не замечал, а сейчас эти повторы, увы, уже заметны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 18680
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 5, 2 робота
Яндекс.Метрика