Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Интервью еженедельнику «МК в Питере» от 16.02.2022

ОЛЕГ МИТЯЕВ РАСКРЫЛ ИСТОРИЮ СОЗДАНИЯ СВОИХ ХИТОВ И РАССКАЗАЛ О НЕОБЫЧНЫХ ЗАПИСКАХ

23 февраля на сцене ДК Ленсовета выступит популярный поэт и композитор Олег Митяев. Один из самых любимых бардов страны, исполнитель знаменитых песен «Лето — это маленькая жизнь», «Как здорово» и «Крепитесь, люди, скоро лето», споет в этот вечер для петербуржцев свои лучшие шлягеры и представит новую программу «Притяженье Петербурга».

Олег Митяев раскрыл историю создания своих хитов и рассказал о необычных записках

И пусть сегодня поэты и барды не так разрекламированы, как поп-звезды, политики или спортсмены, поэзия никуда не делась. Творчество Олега Митяева — еще одно подтверждение тому, что авторская песня не только жива, но и необходима людям.

О первом концерте

— Олег Григорьевич, ваши песни многим поклонникам помогают выжить в трудных жизненных ситуациях. А какие композиции в таких случаях слушаете вы?

— Стыдно сказать, у меня таких случаев не было. Я иногда думаю: а случись у меня ­что-нибудь, не приведи господи… Как себя поведу, неизвестно. То есть я ­какой-то непроверенный в этом смысле человек. Бережет меня судьба.

— Помните ли вы сейчас свое первое выступление?

— Конечно. Было это на конкурсе самодеятельности в Челябинском монтажном техникуме. Мы втроем стояли на сцене в белых рубашках с закатанными рукавами и, набычась, пели «Там вдали, за рекой…» Причем каждый пел в своей тональности. Баянист вообще стоял за кулисами. Стресс испытали невероятный.

Сейчас я артист с большим стажем. И когда выхожу на сцену, это теперь больше похоже на мобилизацию. Не волнуюсь, а мобилизуюсь. И даже если появляется ­какая-то безответственность, то это до первой помарки или ошибки. Или слова забыл, или не ту струну задел. Живой интерес слушателя заставляет тебя выходить на его уровень. И так «заваривается» взаимный обмен энергией.

О Москве и Челябинске

— Вы много лет живете в Москве. Стали столичным человеком или провинциал в вас еще жив?

— Я — «многостаночный», «многоотросточный» провинциал. Очень много городов в провинции стали мне дороги. Но в Москве я вынужден был осесть. Поскольку столица — это перекресток всех дорог. А Челябинск ­все-таки чуть в стороне. Но родина есть родина — там и детство, и юность… Другой не будет. И с родным Челябинском у меня по-прежнему крепкая связь.

О профессиях

— Вы с отличием окончили институт физкультуры и могли стать тренером по плаванию. Окончили ГИТИС и могли стать артистом театра и кино. Почему вы стали бардом, музыкантом, поэтом?

— Вы забыли упомянуть, что я окончил еще и техникум, мог стать монтажником-­высотником. Но от судьбы никуда не уйдешь. В 1985 году, когда я уже собирал полные залы, меня пригласили на работу в Челябинскую филармонию. Я подумал: а зачем мне это нужно? Но директор привел железный аргумент (улыбается), пообещал выделить комнату в общежитии. Я согласился.

Где только не приходилось выступать: вузы, техникумы, совхозы, сельские клубы и дома культуры. Потом втянулся, пел, сочинял и уже не мыслил другой жизни.

О своем хите и чужих песнях

— Написав песню «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!», вы сразу поняли, что это хит? Или понадобилось некоторое время, чтобы вы осознали это?

— «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!» — первая песня, которую я написал. Ну, написал и написал. Я не собирался продолжать сочинять песни и свой первый альбом выпустил только через десять лет. Пел песни Окуджавы, Визбора. Перед поступлением в институт физкультуры я работал в пионерском лагере и там погрузился в мир авторской песни. Открыл для себя таких исполнителей, как Ланцберг, Суханов, Егоров. Их песни были чрезвычайно популярны и совершенно непохожи на те, которые звучали по радио и телевидению. Та же самая история происходит и сейчас, авторские песни и то, что звучит на нашей эстраде, разительно отличаются друг от друга.

— У вас есть альбом на стихи Иосифа Бродского. Чем близок вам этот поэт?

— Этот диск я записал в «корыстных» целях, чтобы прочитать всего Бродского, его замечательные стихи, интервью, статьи о нем. Прошло десять лет, и летом прошлого года Министерство культуры Италии отметило это событие. Мне и Леониду Марголину, с которым я записывал этот альбом, вручили премию имени Иосифа Бродского. К сожалению, в России об этом альбоме почти никто не знает.

Есть у меня и диск, записанный на стихи Пушкина, музыку к которому написал Давид Тухманов. Он приезжал на юбилей Льва Лещенко, у нас сохранились теплые, прекрасные отношения.

О концерте в ЮАР

— С гастролями вы объехали множество стран и даже побывали в такой экзотической для нас стране, как ЮАР. Как принимали вас там зрители?

— В ЮАР я попал достаточно неожиданным образом. Мы пели на улице в Германии, и к нам подошел незнакомый человек. Он исполнял в кафе песни Окуджавы и пригласил нас на свое выступление. Как оказалось, этот бард работал в немецком банке. И он предложил нам выступить в Южно-­Африканской Республике.

Дело в том, что он жил в этой стране и ходил там в детский сад. А его друзьями были два мальчика. Один из них сейчас консул в России. Другой стал артистом. Конечно, от такого предложения мы не могли отказаться. Мы с успехом выступали в ЮАР. А затем вышел альбом с записью песен, которые мы исполняли в национальном театре одного из самых современных городов Африки — Претории.

О телешоу

— Несмотря на большую популярность ваших песен, вы редкий гость на ТВ. Почему так происходит?

— Главный продюсер музыкальных и развлекательных программ Первого канала Юрий Аксюта, когда я в очередной раз отказался выступать на ­каком-то развлекательном шоу, сказал мне, что я неправильно выстраиваю взаимоотношения с ТВ. Возможно, он прав. Но, к сожалению, на нашем телевидении сейчас все меньше передач достойного уровня. Поэтому я и не стремлюсь на телеэкран.

О записках и эмоциях

— Во время концерта вам поступает много записок. Может быть, вспомните самую необычную?

— Некоторые, самые интересные записки входят в мои книги. Есть среди них и забавные. Вот записка, которую я получил от одной из зрительниц: «Год назад на концерте в Вологде вы обещали написать песню о нашем городе. Но вы сказали, что для этого вам нужны яркие впечатления. Так вот, я согласна!» Или такая записка: «Дорогой Олег, как жаль, что такие мужчины, как вы, не встречаются в жизни».

— Почему у вас так много песен-­посвящений?

— Видимо, это для меня серьезный источник впечатлений от замечательных людей…

О воспитании

— Чему вы научили своих четверых детей?

— Да ­учить-то ­как-то всегда особо было некогда. Надеюсь, что самое лучшее воспитание — это воспитание своим примером. Я уверен, что если вести себя порядочно, то дети на это будут ориентироваться.

Об игре в театре

— В свое время в театре Моссовета в спектакле «Большой Владимир», премьера которого состоялась в Италии, вы сыграли роль Маяковского. Почему выбор пал именно на вас?

— Вероятно, об этом лучше спросить у режиссера спектакля Андрея Житинкина. В то время я был на гастролях в Германии, мне позвонили и предложили эту роль. Близилось столетие Владимира Маяковского, и тогда, во времена перестройки, такое событие особого ажиотажа не вызвало. С этим спектаклем мы поехали в Италию на театральный фестиваль в город Урбино. На спектакле присутствовал знаменитый немецкий режиссер, которому наша работа понравилась. Когда он пришел к нам за кулисы, артисты чуть не упали в обморок. И лишь мы с Костей Тарасовым оставались спокойны — мы не знали, кто он такой.

О пиратстве

— Говорят, у вас есть огромная коллекция пиратских дисков с вашими песнями. Вы боретесь с пиратством?

— Нет, наоборот, искренне радуюсь. Бороться с этим явлением бесполезно. Хорошо, что сейчас можно купить альбомы через интернет. Для этого достаточно нажать кнопку. К­ак-то мне захотелось подарить свой компакт-диск автору-­исполнителю Семену Слепакову. Я переслал ему ссылку в интернете. Такой вот подарок. Но он потом сказал, что деньги, которые там обычно требуются за не пиратскую версию, мне все равно заплатит.

О бардах

— Как на ваш взгляд, ­все-таки чем бард отличается от певца?

— Наверное, я бы выбрал вместо определения «бард» более широкое и современное понятие — это автор-­исполнитель. Под эту категорию могут попасть тот, кто пишет или музыку, или стихи, или и музыку, и стихи, и тот, кто сам поет… Это и рокеры, и шансон, и просто эстрадники, и, конечно же, барды. Мне всегда интересно наблюдать, куда меня относят. Куда отнесут — туда и ладно.

Автор: Илья Златов

Источник: https://spb.mk.ru/culture/2022/02/16/oleg-mityaev-raskryl-istoriyu-sozdaniya-svoikh-khitov-i-rasskazal-o-neobychnykh-zapiskakh.html

Опубликовал: IRINAnikol(16.02.2022)
Просмотров: 132
Интервью еженедельнику «МК в Питере» от 16.02.2022: 2 комментария
  1. Интересно, это только у меня чувство дежавю, словно и не было никакого интервью, словно я уже читала или слышала где-то слово в слово и вопросы и ответы? Возможно даже в разных интервью. Не стала поэтому выкладывать его сразу, но всё-таки выложила — совсем некогда искать, где я это уже читала…

    1. Ирина, а Вы в первый раз задумались о том, что практически все интервью, данные Олегом Митяевым за последние 20 лет, словно близнецы-братья?
      Можно было бы упрекнуть журналистов, что они всегда задают одни и те же вопросы, но кто заставляет Олега Григорьевича отвечать точно так, как он отвечал много лет назад? Конечно же, биографию поменять невозможно, и Челябинск навсегда останется родиной, и монтажный техникум первой ступенькой трудовой биографии, но вот ответы на вопросы о концертах, зрителях, ощущении жизни могли бы быть не такими однообразными, как будто время остановилось лет 15 назад. Я помню моменты из некоторых интервью, когда даже на нестандартные вопросы Олег Григорьевич по инерции отвечал привычными штампами.
      Безусловно, невозможно в бесконечных интервью в разных городах разным СМИ рассказывать что-то новое, но ведь и не до такой же степени старое, как та записка из Вологды, которая 30 лет занимает первое место рейтинге самых интересных записок. Ведь еще в записи концерта 1992 года она упоминается, как шутка между песнями. Быть может, она была кому-то интересна первые лет 10-15, когда Автор был реально неотразим, но сейчас она вызывала недоумение. Или Олег Григорьевич намекает на свою «альфасамцовость» (это про «Я согласна»), или, как говорится, это ответ «на … отстань». В любом случае, давнего поклонника это огорчает.
      Недавно прочитал про какого-то артиста, которого бесили вопросы журналистов, и он написал для них свой перечень вопросов и ответов, который сразу же вручал журналисту. Хорошо это или плохо, но этот перечень со временем тоже превратится в штамп, который, безусловно, заметят читатели и потеряют интерес к интервью этого артиста. Все же им нужна и искренность, и новизна.
      Есть еще расхожее мнение, мол, всё главное изложено в песнях, а в многочисленных интервью душу раскрывать не нужно. Это как нельзя упрекать драматического актера, что он на сцене один, а в жизни другой. Но ведь эти интервью создают образ артиста, КАК ЧЕЛОВЕКА, и не всегда это образ становится уважительным.
      По себе скажу, что когда не было еще никаких газетных интервью и интернета, то образ героев митяевских песен и образ их Автора совпадали на 100%, хотя понятно, что это выглядит слишком наивно. Но через 30 лет, начитавшись всяких интервью, образ Автора стал просто диаметрально противоположным образам героев песен, которые страдают, плачут на крыше, садятся не в тот трамвай, выходят из запоя, гуляют по ночам и бродят по снегу, сбегают и пребывают в одиночестве, а в интервью самодовольный Автор оказывается далеким от «трудных жизненных ситуаций». Он не расслабляется, потому что не напрягается, он всегда весел и позитивен, видит вокруг не тоску и печаль, а лирику с румяными девками на лужайке.
      Безусловно, быть самим собой — это право любого человека, однако зритель героев песен ощущает «близкими душами», а Автора этих песен после интервью каким-то довольно меркатильным товарищем, держащим нос по ветру. И хотя он не признает себя москвичом, но в его поведении хорошо просматривается московская предприимчивость, не упускающая возможности всегда куда-то или во что-то «воткнуться» и что-то с этого «поиметь».
      Нужны примеры? Начиная с истории со службой матросом в Москве, и заканчивая соседством с Рязановым. Читал биографии многих известных артистов и бардов, и никому так не повезло с армией и соседством. Да, дети знаменитостей служили в конном полку в Москве или Театре Советской Армии, жили в сталинских высотках по соседству со знаменитостями, но детям из провинции и рабочих семей для этого надо было очень постараться. Прямо как в романе Стендаля «Красное и черное», но без трагического финала.
      Предвижу, дамы тут со мной не согласятся, и приведут в пример храм в Сунгурово, проект «Светлое прошлое» и т.д. Но я ведь смотрю на Олега Митяева (вне его песен), глазами мужчины и ровесника, сравниваю его интервью и поступки с другими известными в России людьми, которые служили «у черта на куличках», попадали в немилость начальников и властей, были гонимы и т.д. А Олег Григорьевич как Кобзон, со всеми дружен и решает вопросы.
      Я давно уже не горю наивным желанием выпить с Олегом Григорьевичем по рюмке коньяка или получить очередной автограф после его концерта. Померкла былая восторженность, и в большей мере от многочисленных интервью, в которых его больше волнуют не темы, всерьез волнующие людей, а к примеру, «шансон» или церковь.
      А, может быть, эти интервью организует некий специалист по рекламе, отвечающий за раскрутку концертов в различных городах России? Тогда чем это не пример, аналогичный с Юрием Аксютой (тоже очень уж старый), когда Аксюта не видел в формате авторскую песню, а рекламщик не видит в интервью ничего, кроме раскрутки очередного концерта? А наивные поклонники в этих интервью ждут новостей и откровений.
      Предвижу, что дамы, пишущие, что Олег Митяев прекрасен, скажут, мол, ты просто завидуешь ему, если его критикуешь. Но до 2015 года я писал только положительные комментарии, значит, никакой зависти не было. А после 2015, когда тебе почти уже почти 60 лет, поздно чему-то завидовать, ведь впереди последний этап жизни, заканчивающийся неизбежным переходом в мир иной.
      Так в чем же причина? Видимо, в разочаровании. И это не возрастное, ведь в том же Шевчуке или Макаревиче я не разочаровался. Старые песни Олега Митяева это одно, а его жизнь и суждения это другое, и они не всегда имеют однозначные отклики в сознании поклонников.
      Я вот не люблю флешмобы за их школьную постановочность и некое равнодушие исполнителей, дескать, собрались, исполнили и разбежались. Почему мне в турнире по бильярду, посвященном 95-летию Эльдара Рязанова, тоже видится некий флешмоб?
      Во-первых, это так чисто по-комсомольски — приближается знаменательная дата, надо бы обязательно это чем-то отметить. Во-вторых, чтобы не было скучно участникам, надо бы придумать интересный для них формат, например, игрой в бильярд, а не рассказы о ролях в фильмах Рязанова. Или это уже было? Или тех актеров уже нет в живых? А бильярд это весело, не требует больших хлопот и выбора участников. Кто из актеров подойдет, тот в нем и сыграет — а они, похоже, за любой кипиш, кроме голодовки.
      Память о поэте это его стихи, память о кинорежиссере это его фильмы. А если повезет, то и книги о них, и музеи, и улицы, названные и их честь. Всё остальное это флешмоб — вроде бы и в тему, но слишком уж формально. Как, например, к 95-летию Олега Митяева провести с актерами турнир по метанию ножей или плаванию на 2 км. Разве это будет не равнозначно бильярду? ИМХО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 25036
Кто сейчас онлайн
Пользователи: Любовь, гостей: 12, 5 робота
Яндекс.Метрика