Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Интервью КП 24 марта 2009 г

Олег Митяев: Да здравствуют Музы!
Олег Митяев ответил на вопросы читателей «Комсомольской правды» 24 марта 2009г.
Стенограмма он-лайн конференции и фрагменты трансляции
— Неудобно вам сказать даже, но, во-первых, я не романтик, а лирик. А лирики, они поэтизируют окружающую действительность и им всегда комфортно. Им всегда так классно! Что дождь, что снег, хоть бревна с неба – так хорошо.
— Чем отличаются романтики от лириков?
— Романтики придумывают другой мир, им эта серая действительность не нравится. А лирики наоборот, они ее поэтизируют. Им нравится и стройка, и навоз, и кровь, не приведи Господь.
— Валерия следующий вопрос задает. Какое самое необычное признание в любви от поклонниц вам приходилось слышать за время вашего творчества? Обожаю просто вас. Мне 20 лет, студентка филфака МГУ.
— Я так вот даже особо не припомню такого признания какого-то, даже обычного, а уж не говоря о необычном.
— А какие у вас отношения с поклонницами? Звонят, приходят?
— Нет, не надоедают. Видимо, у них очень высокий интеллект, который не позволяет им унижаться до каких-то доставаний. Я так думаю себе, я так себе воображаю.
— Ну, в том, что поклонницы есть, сомневаться же не приходится? Я, например, живое воплощение.
— Ну, они так сильно себя не проявляют.
Следующий вопрос задает Александр Иванович. Олег, добрый день, почему вас редко видно по телевизору. Одни и те же лица во всех концертах, а вас видеть не представляется возможным. Или вы, как Вика Цыганова, не хотите платить за эфиры?
— Нет, я, видимо, неправильно, как мне сказали, выстраиваю свои отношения с Первым каналом. Потому что я отказался участвовать в «Танцах на льду», я отказался поехать на необитаемый остров и отказался еще от многих программ, как она называется-то, не народный артист, а…
— «Две звезды»?
— Ну, практически я от всего отказался. Я бы с удовольствием выступил на любом канале с новой программой на стихи Александра Сергеевича Пушкина и музыку Давида Федоровича Тухманова. Эту программу мы вчера представляли в киноклубе «Эльдар», получилось потрясающе. Жалко, что этого никто не увидит.
— Телевидение не проявляет интереса к таким программам?
— Нет, канал «Культура», в новостях они это показали. Но записать полномасштабно, может быть, выступление, когда в авторском исполнении звучат песни Давида Тухманова и Вениамин Смехов и Марина Есипенко, актриса театра Вахтангова, они читают стихи Пушкина. Я настолько втянулся, мне настолько понравилось это, что я, может быть, только сейчас стал ощущать по-настоящему стихи Пушкина. А, может быть, только мне это кажется, может быть, все еще впереди.
— Вы наверняка не поверите, но следующий вопрос от Алексея звучит так. Олег, Вас наверняка приглашали во всевозможные телешоу. Звезды на острове, звезды на коньках, на паркете, как вы относитесь к таким подвигам звезд? Удачи вам.
— Да, да. Собственно, мне позвонил Цекало и сказал: «Давай, Олег, ты выступишь в передаче, там где-то что-то падать в воду надо». И сразу сказал – не дожидаясь ответа – только не говори мне, что ты себя таким не видишь.
— И чем закончился ваш разговор?
— В общем-то, к сожалению, ничем.
— Следующий вопрос такой. Олег, мне кажется, вы очень лиричный человек. Так ли это на самом деле, умеете ли вы кричать, что вас может вывести из себя? Спасибо вам за ваши песни?
— Ну, кричать я умею, конечно, иногда надо. Я вырабатывал командный голос в институте физкультуры, а потом совершенствовал его в военно-морском флоте. Но из себя я выхожу долго, как, впрочем, и захожу обратно.
— Следующий вопрос про кризис. Кризис вас из себя выводит, вообще коснулся ли он вас? Екатерина спрашивает.
— Нет, я думаю, что пока только положительно. Если бы концертов стало поменьше, чего пока не наблюдается, то у меня освободилось бы время для того, чтобы почитать и пописать, о чем я давно мечтаю.
— Ольга задает следующий вопрос. Олег, ваша супруга, известная актриса Марина Есипенко. Как уживаются два творческих человека в одной семье? Кто из вас устраивает скандалы, а кто уступает? Как распределяются роли?
— Ну, мне кажется, это обыкновенная история семейных отношений и такая постоянная борьба идет. Но эта борьба не надоедает, поэтому все происходит.
— Но вы ведь часто на гастролях бываете?
— Да. Все время мне дома говорят – давай ты будешь уезжать не на четыре дня, а на три? Я говорю, ну если там так удобно. Если город Мурманск недалеко и чего бы туда не заехать?
— Олег, как вы относитесь, когда ваши песни исполняют другие певцы, ведь лучше вас их все равно никто не споет. Это происходит вообще с Вашего ведома? Пожалуй, исключение составляет песня «Соседка» в исполнении Михаила Шуфутинского. Руслан.
— Вы знаете, я всегда с удовольствием, кто бы ни пел и как бы ни пел, я всегда с восторгом и с большим интересом к этому отношусь. Поэтому пойте на здоровье.
— Наталья Валерьевна пишет, что очень рада вас видеть. И задает два вопроса. Можете ли вы хотя бы вкратце рассказать историю песен «Москвичка» и «Лето – это маленькая жизнь». Я слушаю их в машине практически каждый день.
— Мне сразу вспомнилась консерватория в городе Екатеринбурге, где пришла записка: «Уважаемый Олег Григорьевич, не будете ли вы так любезны вкратце описать методику получения Вашего автографа». Так интеллигентно! Собственно говоря, глупо было бы пересказывать песни, а тем более рассказывать, из чего они появились. Это такая очень компилированная история. Потому что всякие строчки, нюансы – они из разных частей моей жизни. Поэтому конкретно ничего нельзя рассказать.
— А есть песни, которые появились благодаря какой-то истории или какому-то событию? Ведь действительно, у вас каждая песня – это такая маленькая история, маленький спектакль, новелла.
— Я бы не стал их препарировать, я очень долго боролся за то, чтобы всех обмануть, запутать, поменять географические названия. И сейчас все это рассказывать было бы неправильно.
— Может быть, потом как-нибудь вы расскажете?
— Да, когда за 90 будет.
— И второй вопрос – довольно трогательный. Была на Вашем концерте в Воронеже в оперном театре два года назад. У меня тогда очень сильно болела мама. Сейчас, слава богу, все хорошо. И когда на том концерте вы пели песню про маму, я просто не смогла сдержать чувств и разрыдалась. Расскажите, пожалуйста, о Вашей маме. Спасибо и всего Вам самого доброго.
— Мамочки моей тоже уже, к сожалению, нет, царство ей небесное. Ну что можно сказать о маме? Она, с одной стороны, была очень жесткая женщина, порола меня, как сидорову козу в детстве. Но так как порола она меня за дело, то у меня о ней только хорошие воспоминания, приятные. И, конечно, я наблюдаю за собой и понимаю, что во мне многое от нее, от ее мамы, от Марии Сергеевны, такая жадиновская(?) порода. Ты понимаешь, что ее мой дедушка, тоже вот одна такая линия выстроена. Есть другая линия, по отцу. И все это как-то перемешано. Но я больше в маму.
Следующий вопрос у нас по поводу нового вашего альбома «Да здравствуют музы». И вопрос Ирина задает – что заставило Вас обратиться к Тухманову, который сделал из Пушкина шансон, на мой взгляд? Неужели Вы уже не способны писать себе душевные песни?
— Вот интересно, после чего сделаны такие заключения? Потому что альбом еще не вышел. Вчера на концерте Давид Федорович как автор исполнял эти песни. И, конечно, авторское исполнение, как вы понимаете, авторское исполнение. А на диске эти песни поет Витольд Петровский, ну, я пою и мы поем хором, всем нашим коллективом, в составе Родиона Марченко, Леонида Марголина, Витольда Петровского и меня. И мы постарались максимально здорово это сделать, но вам судить, конечно, как это получилось, но для этого надо сначала услышать. И Сергей Сысоев сделал аранжировки, они отличаются от тухмановских, но это золотое тухмановское композиторское мелодичное зерно, оно, конечно, осталось. Поэтому мы в очередной раз Давид Федорович нас восхитил. Поэтому я думаю, что рано делать выводы о том, что получилось. Вот выйдет альбом, и тогда мы будем наслаждаться, я надеюсь, и делать какие-то выводы.
— Я думаю, что тут просто какая-то зрительская ревность. Хотят Вас слушать, Ваши песни, а тут, надо же, спели другие. Тут что-то вот такое.
— Ну, может быть, я никому не обещал, что буду петь только свои песни. Поэтому я выпустил альбом песен Юрия Визбора, потом мы записали диск по стихам Иосифа Бродского. Леонид Марголин написал музыку, а я все это спел. И вот сейчас Александр Сергеевич Пушкин. Конечно, я не решался и именно поэтому появился Витольд Петровский с красивым голосом и как-то мы постарались все это объединить. Долго мы мучились и спорили с Вениамином Смеховым, используя его таганский опыт по составлению вот таких композиций, там «Али Баба и сорок песен», которые он придумал и тоже как-то составлял. Ну, надо подождать немного и уже послушать этот альбом. А 20, 21 мая, я надеюсь, мы во МХАТе будем это представлять уже с альбомом в руках.
— То есть, все желающие могут прийти и послушать, посмотреть, альбом приобрести?
— Да.
— Ну а потом на нашем сайте можете высказываться. Мы еще раз Олега пригласим и прочитаем ваши отклики.
— Хотя заранее, заранее я предполагаю, что споров и мнений разных будет много. Потому что, сколько мы ни советовались с пушкиноведами, и с Виктором Михайловичем Некрасовым, директором Пушкинского музея в Питере, и с другими людьми, и у них были замечания, и мы постарались что-то учесть. Но в результате это наш Пушкин. У Цветаевой свой, у нас свой и у кого-то, конечно, такая величина, как Пушкин, она, конечно, у каждого своя.
— Ну, имеем право.…
— Ну, надеюсь, что с кем-то у нас мнения совпадут.
— Собираетесь ли Вы в этом году поехать на Грушинский фестиваль? На который из двух? Или Вы посещаете оба? Светлана.
— Ну, это большая глупость, когда всякие юридические у них были столкновения. И сейчас в конце концов это имя Грушинского фестиваля вернули старым организаторам. Я не знаю, что от этого изменится, песни, наверное, от этого не изменятся, но в этом году я обязательно постараюсь приехать и с нашими молодыми ребятами, с Родионом Марченко и Витольдом Петровским, и с Леонидом Марголиным. Года три я не был на фестивале. А в этом году, если их будет два, то мы поедем и на тот, и на другой.
— Надо сказать, что про Грушинский фестиваль здесь несколько вопросов, поэтому, видимо, наверное, это и связано с тем, что там были какие-то разногласия. Но Вы сказали, что Вы не были три года, это было не связано с этими разногласиями?
— Нет, просто мы записывали альбом. В любом случае, мои пристрастия были на стороне старых организаторов, которые это все придумали и больше 30 лет проводили. Если молодые люди хотят проводить свой Грушинский фестиваль, они могут чуть сдвинуться по времени или чуть-чуть в другом месте и показать за счет своего вдохновения, молодости, задора, что их фестиваль лучше. Но взять и подвинуть стариков и на этом месте сделать – это просто неуважительно, мне кажется.
— Следующий вопрос от Виктора. Здравствуйте, Олег, я Ваш земляк из Челябинска, живу в Ленинском районе. В авторскую песню влюбился после того, как попал на концерт в 87-м году. С тех пор стал писать песни. Скажите, пожалуйста, а можно ли вам передать стихи, чтобы Вы их посмотрели, оценили и, может быть, посоветовали, стоит ли вообще делать из них песни и кому-то предлагать?
— Вот я всегда думаю – ну зачем? Человек должен сам уметь определить хорошо это или плохо. Потому что есть Цветаева, есть Бродский, надо просто как-то сравнить. Но я абсолютно находился в такой же ситуации, и ходил, и показывал свои песни и Розенбауму, и Веронике Долиной, и Александру Городницкому, и добивался от них ответа, стоит ли этим заниматься. Ну, в любом случае, сейчас есть Интернет и можно просто послать какие-то стихотворения на oleg@mitayev.ru. Если мне понравится, я обязательно отвечу.
— У вас есть сайт, как вы общаетесь, посредством каких способов общаетесь с людьми?
— Ну да, есть сайт.
— Сайт есть, и по почте, и вы на нем бываете?
— Да, конечно.
— Ваш земляк из Челябинска по имени Виктор просит вас передать привет Сергею Андреевичу.
— Хорошо.
А кто, любопытно сразу – кто?
— Ну, это не так важно.
— Дальше идем. Необычный вопрос. Ирина и Александр Гагаевы. Уважаемый Олег Григорьевич, к Вам обращаются кардиохирурги Гагаевы из Нижнего Новгорода. Однажды на концерте вы получили от нас приглашение на обследование в нашей клинике. Являясь Вашими искренними поклонниками, мы предлагаем абсолютно конфиденциальное, быстрое, бесплатное и очень качественное обследование сердца и сосудов, если вдруг у вас есть какие-нибудь жалобы. Будучи отъявленными эгоистами, мы бы хотели получить искреннюю радость от Вас и Вашего творчества еще многие годы.
— Да, как-то был такой же вопрос – хотелось бы для вас сделать что-то хорошее, мой муж работает хирургом. Но там было еще дописано – а сын наш работает в реанимации. В общем, видимо, я не очень хорошо выгляжу… Ну, спасибо огромное в любом случае, потому что без врачей в этой жизни мы никуда, конечно.
— Я добавлю, что добрые супруги Гаевы оставили нам тут все телефоны, адреса…
— Спасибо большое.
— Ольга. Здравствуйте, Олег. Очень хотела давно узнать, есть ли у Вас Ваша настольная книга и фильм?
— Ну, может быть, банальный вопрос, но тем не менее. Дело в том, что, слава богу, книг довольно много. И вот сейчас у меня лежит Шмелев, которого я, кроме «Лета господня», ничего не читал, а сейчас хочется прочитать и остальные произведения. Но в дорожную сумку сегодня я положил все-таки Чехова. Пришло время читать классику, потому что мы ее прошли в школе, а теперь уже надо прочитать, в конце концов. И, конечно, наряду с этим попадаются какие-то книги, которые тебе рекомендуют прочитать друзья-товарищи.
— Какие фильмы?
— Фильмы, тоже, мы настолько приспособили сейчас дорогу к просмотру фильмов, что в принципе все новые фильмы мы обязательно смотрим и у нас есть свои мнения. Скажем, вот из последних фильмов мне, как ни странно, понравился фильм «Любовь-морковь-2». Мы смотрели с дочкой и с сыном. И как-то нам было здорово, это настоящее семейное видео. Если они пытались это сделать, у них это получилось. К сожалению, вот версия «Три мушкетера» мне не очень понравилась, потому что как-то там было все скомбинировано, но, оказалось, это из четырех серий сделали одну. И теперь мне хочется посмотреть полную версию, потому что каждый актер, в общем-то, достаточно здорово сыграл свою роль. Единственно, вот связь была как-то нарушена, мне кажется. Ну и сын Филипп, который сейчас сделал такую рок-группу «Дети Гёте» и такие тяжелые песни, как нервная клетка или «Дорогой мой Фауст», он мне все время передает какие-то модерновые фильмы каких-нибудь немецких кинорежиссеров и я пытаюсь это тоже смотреть, конечно. Но не всегда мы совпадаем. Пожалуй, вот фильм «Агитбригада, бей врага» с Сухоруковым – это нам понравилось – и мне, и ему.
— Вот интересно Вы сказали про группу, про направление, даже трудно представить сына Олега Митяева, вот играет в такой группе, такую музыку. А Вы участвуете как-то? Я имею в виду, мнение свое высказываете?
— Конечно, конечно. Особенно, что касается текстов, я пытаюсь как-то посмотреть и что-то подсказать. Но это абсолютно другая культура.
— Критикуете?
— Ну, так вяло. Я вяло критикую. Самое главное, мне нравится, что он этим увлечен, что они с утра до вечера переписывают какие-то файлы, покупают гитары, подержанные ударные установки и пытаются где-то на разогреве в каких-то клубах выступать. То есть, идет какое-то движение и есть страсть, стремление.
— У вас на разогреве не выступают?
— Ну, я думаю, что вот в наше время все дифференцировалось довольно сильно и поэтому это разные аудитории. Я недавно был в концертном зале Консерватории и понял, что мне надо привыкать для того, чтобы ходить туда регулярно и получать удовольствие, к этому надо привыкнуть, потому что я отвык от этого, это другие люди, которые туда приходят и умеют получить наслаждение от этого всего. Но долго я там не могу. Точно так же я не могу на рок-концерте долго присутствовать.
— Но вы их посещаете?
— Да, тоже. Вот был юбилей Бутусова и я с удовольствием пришел засвидетельствовать свое почтение. И послушал даже песни три. Ну, я Славу не дождался, я слушал других исполнителей. Как-то громковато, для меня пустовато. Ну, это вот другой мир
Здравствуйте, Олег, пишет Виктор. Подскажите, пожалуйста, есть ли реальный прототип у героини одной из ваших песен, о которой вы поете, «Она живет на….»
— Не могу, не скажу. Не ска-жу.
— Добрый день, Олег Григорьевич, пишет Дана Андреевна. Сейчас в вашем коллективе работают молодые ребята. Скажите, пожалуйста, легко ли вам с ними находить общий язык или приходится постоянно воспитывать?
— Да нет, они как-то проникаются атмосферой коллектива и, в конце концов, сами немножко поправляются для того, чтобы как-то звучать. Не только в аккорде, но и существовать. Потому что вот эта такая дорожная жизнь – это действительно семья параллельная. Иногда гораздо больше времени проводишь с ребятами, чем дома бываешь. Поэтому приходится идти на какие-то компромиссы. Мы знаем, у кого какие, в свое время мне сказал Андрей Макаревич. Когда я сказал, ну как вы столько лет можете существовать вместе? Он сказал, мы просто знаем, что от кого ожидать. И поэтому если человек начинает воспитывать официантов, строить, мы знаем, что он это делает всегда. И мы уже на это не обращаем внимания. Это поначалу мы пытались как-то на это повлиять, а сейчас мы просто наблюдаем и думаем – не дай бог сейчас этот официант или проводник сделает вот это, это же сейчас начнется такое… И оно так и происходит.
— А вот интересно, вы капризный артист, у вас райдер жесткий?
— Нет, райдер у нас такой очень простой. Такой – хлеб, вода. Ну, не до такой степени, но, скажем, от лимузинов я отказался. И когда подают лимузин, как-то была такая записка – почему вы отказываетесь от лимузинов, вы достойны этого. Я неловко себя чувствую. Во всяком случае, бывает разное настроение, и я для себя придумал такую историю. Я предполагаю, что я Александр Володин или Александр Розенбаум. Вот я себе так думаю – кто я сегодня? Вот ты приходишь, а тут не по райдеру, тут тебе все поперек, ничего не готово к концерту и все может задержаться и вообще полететь к черту. И я должен сказать, как Александр Яковлевич Розенбаум – я так себе представляю, что он тяжело поднимает веки и начинает всех строить, костерить, принимать какие-то меры. Что, в общем-то, вполне справедливо, потому что иногда организаторы бывают не на высоте. Либо я Александр Володин, который говорил – стыдно быть несчастливым, ну, если я так мечтал пройти эту войну и чтоб меня не убили, и хотя бы на один день я взглянул одним глазком на эту жизнь, а если я теперь уже живу после войны, это же такое счастье. И, в общем-то, для него никаких таких дискомфортов не возникает, потому что он натерпелся гораздо больше. И интеллигентно сказать – ну ладно, ну хорошо, ребята, ну так, ну хорошо, вот так. Конечно, и в той, и в другой позиции есть своя сермяжная правда, но по настроению я стараюсь все-таки быть Володиным.
— На корпоративах вы выступаете?
— Да, да. На свадьбу, на день рождения, на любой корпоратив.
— Здравствуйте, Олег Григорьевич, задает вопрос Ирина. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, сегодняшний и прежний Олег Митяев отличаются друг от друга? Мне кажется, что с годами не только изменилась Ваша манера исполнения, но и сами песни стали несколько сложнее и мудрее. Согласны ли Вы со мной?
— Я вот как домохозяйка, которая готовит праздничный стол. Она все это готовит, готовит и не может потом правильно оценить, что получилось, потому что она находится внутри процесса, и она уже всего напробовалась. И когда уже все сели за стол, она говорит, а я уже и не хочу. Поэтому я не могу сказать, как это меняется со стороны, я надеюсь, что это меняется, я надеюсь, что это в лучшую сторону. Но это мне неведомо. Во всяком случае, я стараюсь двигаться вперед.
— Стас, Сева, Соня и Вера – вот сколько авторов следующего вопроса. Очень ждем встречи с Вами на концерте в Петербурге 26 марта.
— Да.
— Все в силе?
— Я надеюсь, наша с вами встреча состоится.
— И не планируете ли Вы случайно еще приехать в Петербург летом? У нас большое запланированное мероприятие, мы бы хотели всей компанией прийти на Ваш концерт?
— И провести это мероприятие на нашем концерте? Дело в том, что, я надеюсь, как раз с 5 по 7 июня нас пригласили выступить с этой пушкинской программой в Михайловском, на юбилее Александра Сергеевича Пушкина и, может быть, даже Эльдар Рязанов с нами поедет, и тоже будет читать стихи. Но Вениамин Смехов там будет, Марина Есипенко. И, может быть, где-то в эти же дни у нас будет концерт, может быть, в Царском селе. Сейчас ведутся переговоры. Это недалеко от Питера.
— Можете всей компанией приехать.
— В Царском селе и увидимся.
— Не планируется ли Вы записать видео-версию вот этой программы?
— Дело в том, что мы сняли клип на фактическую песню Александра Сергеевича Пушкина. Для того чтобы снять клип, мы обратились к Ирине Мироновой, нам ее порекомендовали как лучшего клипмейкера на сегодняшний день. И мы снимали в Царицыно, в Кусково. Вам судить, что получилось. Это клип войдет в новый альбом тоже, как бы второй диск. Еще мы сняли фильм о съемках клипа, который тоже можно будет посмотреть. Может быть, вы его разместите у себя и можно будет посмотреть здесь, но, когда выйдет диск, там это можно будет увидеть.
— А видео-версию всей программы?
— Вот мы предлагаем сейчас разным каналам, и Первому каналу, и второму, может быть, вот эти концерты, 20, 21 мая во МХАТе, можно было бы их снять и как-то скомпилировать и сделать программу.
— Здравствуйте, Олег, пишет Марина. Хотелось бы Вас спросить про песню «Домик на юге Германии». Мне довелось недавно оказаться в тех краях этим летом, проездом, не в самое лучшее для себя время, не ожидая никаких чудес. Но все каким-то образом получилось просто замечательно. Мне интересно, было ли у Вас в песне это просто географическое совпадение или это реальное место и реальные люди? Песня Ваша просто стала для меня каким-то символом и теперь всегда ее вспоминаю, вспоминая о днях, проведенных в Германии. Спасибо.
— Я сейчас могу расстроить человека. Потому что я назову город, а, может быть, у девушки все происходило в другом городе. Потому что на юге Германии довольно много городов, но эта песня о городе Тюбингине. И, конечно, это из реальной жизни, из реальных впечатлений.
— Ника задает вопрос. Выступление вместе с вами на концертах Витольда Петровского – это что-то временное или это постоянное ваше сотрудничество?
— Я думаю, что мы не будем загадывать, пока он прекрасно вписывается, тем более, в эту пушкинскую программу. Но мы предполагаем дальше выпустить еще диск на высокую поэзию. Батлера, Тарковского и Пушкина. То, что не вошло, скажем, в диск. Лермонтова. Я думаю, что голос Витольда Петровского здесь пригодится.
— И еще вопрос задает Ника. У меня вопрос связан с Вашим официальным сайтом. В частности, с гостевой книгой. Бываете ли вы там и почему не пишите, как, например, Леонид Марголин, отвечает практически на все вопросы в своей гостевой книге.
— Ну, мы разные люди с Леонидом Марголиным. Я читаю регулярно и с большим любопытством, но иногда нас подолгу нет и я как-то не такой компьютерщик, чтобы откуда-то с какого-то автомата читать свою гостевую книгу. Когда приезжаю, с удовольствием смотрю, что там происходит.
— Здравствуйте, Олег, пишет Ольга. Нам очень нравится ваше творчество, с нетерпением ждем ваш концерт в Твери 27 марта. Всех вам благ и до встречи. У вас такой график напряженный.
— Ну, он не напряженный, он обыкновенный.
— То есть, каждый день по концерту – это нормально?
— Ну, у нас бывают перерывы несколько дней. Еще я хотел сказать по поводу сайта. Ведь, собственно говоря, меня никто там ни о чем не спрашивает. То есть, если бы были какие-то конкретные вопросы, которые можно, кстати, задать и не в гостевой книге, а лично на электронную почту, которую я тоже читаю. И если этот вопрос мне интересен, то я всегда с удовольствием отвечаю. Или мне понравились какие-то стихи, или какое-то музыкальное произведение, я все это слушаю. И если нравится, всегда отвечаю.
— Поэтому пишите, пишите и пишите? Это очень редко, когда артист на самом деле так открыто, в прямой трансляции говорит о том, что он сам отвечает. Как правило, к нам гостей много приходит и все с таким сопровождением, с кучей пиар-менеджеров…
Здравствуйте, Олег. У меня сохранилась видеозапись вашего концерта в Елово перед отдыхающими, там вы с Костей Тарасовым. По-моему, это антиквар уже.
— Конечно, я бы с удовольствием посмотрел.
— Заполошин Владимир вот написал.
— Да что вы? Это же Володя Заполошин. Вот как раз, Володя, надо зайти на мой сайт и написать. Я с удовольствием отвечу.
— Наталья задает вопрос. Недавний Ваш концерт 12 марта поразил меня скудностью на исполнение новых песен. Сложилось впечатление, что Олег Григорьевич сильно устал и решил просто попеть старенькие хиты, которые всегда проходят на ура.
— Это где был концерт?
— Недавний концерт 12 марта, к сожалению, не указано где.
— Да, я не помню, где это было, но, тем не менее, все новые песни, которые есть, я всегда пою. Но есть люди, которые ходят почти на все концерты. Я просто между одним концертом и вторым, может быть, не успел написать несколько новых песен… Надо реже ходить на концерты, хотя бы раз в год.
— Здравствуйте, Олег. Пишет Владимир. Я ваш давний поклонник из Тюмени. Представляете, какая география!
— Да уж.
— Каждый раз, когда Вы приезжаете к нам, всегда хожу на Ваши концерты. А в прошлом году решил – хватит! Представляете, вот наши с вами ответы иногда опережают вопросы.
— Да, это пройдет. Решил – хватит!
— Вы всегда рассказывали интересные истории, не говоря уже о Ваших песнях. А сейчас почему-то последний Ваш концерт мне стал напоминать программу «Аншлаг». Не смешные анекдоты, Вы стали их не смешно рассказывать. Но я все равно остаюсь Вашим поклонником. У меня есть Ваши записи, причем, очень редкие, и я все равно буду ходить на ваши концерты. С уважением Владимир Беляев.
— Слава Богу, Владимир. Дело в том, что я вот сейчас, пользуясь такой прекрасной возможностью, что я не на сцене, а в таком приватном разговоре, я могу сказать, что вы даже не представляете, дорогие друзья, насколько мы живые люди и насколько бывает разное настроение. И вы даже не представляете всех проблем нашего коллектива. И не надо вам этого представлять. Потому что у каждого есть какие-то иногда, ну, иногда мы выходим в очень расстроенном состоянии. И если концерт все-таки состоялся, я себе говорю – какие мы молодцы, мы все-таки его провели, несмотря ни на что. Да, бывает грустное настроение, веселое, бывает, когда просят больше петь старых песен, а другим нужны новые песни, это всегда по-разному. Либо вам надо попробовать сходить на другой концерт, и вы увидите там разницу, либо не ходить и сделать такие выводы. Это абсолютно ваше право. Но мы стараемся от всей души, каждый раз выходя на сцену, я пытаюсь, но, с другой стороны, никто не знает, какой должен быть концерт – грустный или веселый. Даже я не знаю, какой он будет следующий, вот сейчас в Твери и в Петрозаводске. Какое будет настроение. В этом, мне кажется, есть своя прелесть. Сегодня вот такой. С кем-то мы совпадаем, с кем-то не совпадаем. И это нормально.
— Пишет нам Вячеслав. В Израиле невозможно купить ни один ваш диск. Скажите, пожалуйста, с чем это связано?
— Это связано с тем, что пиратство в Израиле очень слабо развито. У нас можно в каждом ларьке купить несколько пиратских дисков за небольшую сумму. И я горд своей коллекцией, в которой сейчас больше 150 пиратских дисков, я думаю, даже около 170. И за каждым из этих дисков, любовно оформленных и составленных, стоит тираж. И с этого тиража ни я, ни наше родное государство не получает ни копейки. И остается радоваться только, что коллекция растет. И если зайти на сайт, там у меня есть раздел «Пираты». Вы открываете и там огромное количество, иногда эти диски оформлены гораздо лучше, чем настоящие. То есть, столько души вложено. Ну, правда, там перепутано, но меня тоже радует, что мне приписывают песни на стихи Бродского, песни Визбора. Человек не сведущий может послушать и сказать – потрясающе, «Рождественский романс» там или «Ни страны, ни погоста». Каких вершин уже достиг Митяев, посмотрите, какие песни он стал писать!
— Вообще борьба с пиратами, вот Вы так иронично об этом говорите, или в принципе, Вы поняли, что это?
— Это бесполезно, это бесполезно. Это очень большая государственная программа. У нас не хватает людей арестовать всех пиратов или хотя бы проверить все ларьки. Как-то с водкой мы успеваем бороться, а уже с компакт-дисками – тут не до того.

— А Вы покупаете сами себе пиратские диски, как они у вас оказываются?
— Конечно. У меня есть система. Ко мне приходят за автографом и приносят сами диск. И я его меняю на настоящий, и у меня появляется новый диск. Но, конечно, я захожу в магазины, очень радуюсь, когда в какой-нибудь Тюмени или Екатеринбурге я нахожу один, два, три, четыре, иногда пять пиратских дисков, я привожу домой их после поездки и говорю – ребята, у меня пять новых дисков вышло.
— А официальные Ваши настоящие диски встречаются гораздо реже?
— Нет, они встречаются практически сегодня везде, слава богу.
— Что тоже радует.
— Конечно.
— И вот на этой оптимистичной ноте мы нашу встречу потихонечку завершаем.
— Я хотел бы встретиться, все-таки, когда касается личных концертов, я не так переживаю, как я переживаю за Александра Сергеевича Пушкина. Вот мы настолько его не знаем, ничего о нем, кроме фамилии, что мне досадно. И я сейчас, окунувшись в это все, мне хочется поделиться со всеми и поэтому я 20, 21 мая во МХАТе хотел бы видеть вас, дорогие…

Опубликовал: IRINAnikol(10.03.2012)
Просмотров: 75
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 1803
Кто сейчас онлайн
Пользователи: Любовь, 1 гость
Яндекс.Метрика