Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Мы ничего не знаем… Журнал «Элита Тарстастана» 5.12.2009

Журнал «Элита Тарстастана»
Дата публикации 5.12.2009 г

21

Есть в нашей стране особый вид творчества — авторская песня. Люди, которые любят костры и гитары, и в XXI веке продолжают ходить в походы и часами сидеть рядом с дымящимся котелком, напевая «Солнышко лесное». Между тем авторская песня давно выросла из «коротких штанишек». Сегодня любители этого жанра собираются в престижных развлекательных комплексах, и среди них все реже встречаются угрюмые бородачи в вязаных свитерах. Современная публика респектабельная, и слушать она приходит признанных классиков. Именно таким классиком является наш сегодняшний гость, человек, который в свое время поведал миру, что «изгиб гитары желтый» и что «в доме не наточены ножи». Итак, в гостях у «Элиты Татарстана» народный артист России Олег МИТЯЕВ.

— Олег Григорьевич, ваши песни популярны и востребованы. Кроме того они уже давно стали любимы самым широким кругом слушателей. Здесь есть какая-то тайна?

— Для меня самого это сюрприз. Я никогда на популярность не рассчитывал. Писал песни прежде всего для себя и близких друзей. Более того, всегда пытался уйти от сочинительства. Мне хотелось заняться чем-нибудь другим, например, играть в кино, но актерская профессия зависит не только от желания сниматься в фильмах… Я, конечно, несколько раз попробовал, но в итоге мне сказали: отойди, для тебя здесь ничего нет и не будет.

— Только не говорите, что вы сочиняете свои произведения по принуждению…

— Нет, конечно. Писать песни — прекрасно. Это же не только ручка и бумага, но и… лежание на диване, общение с друзьями, хождение в баню, чтение. Булат Окуджава говорил, что если не пишется, не стоит расстраиваться. Так бывает. Значит, нужно пока не писать, а читать.

— Есть мнение, что вы стали частью шоу-бизнеса и к авторской песне уже не имеете отношения. Отсюда и концерты на больших гламурных площадках.

— Дело в том, что шоу-бизнес — штука хорошая. Его можно сравнить с концертным залом, в котором выступают Михаил Жванецкий, Елена Камбурова и, скажем, «Ласковый май». И грамотно пользоваться его преимуществами, применяя, например, к такому проекту, как «Песни нашего века», можно и нужно. Другое дело, что качество нашего шоу-бизнеса страдает, но рассуждать об этом уже не вижу смысла.

— На Грушинский фестиваль продолжаете ездить?

— Я поехал в этом году, и мне было печально. Я побывал на обоих фестивалях, и у меня все внутри восстает, что такое благородное имя, как Валерий Грушин, уже не может объединить людей (см. справку). Тем, кто разрушил саму идею фестиваля, должно быть стыдно. Стыдно должно быть и тем, кто допустил такое.

— Альтернатива Грушинскому фестивалю есть?

— Фестивальная жизнь не стоит на месте. В Сочи скоро состоится фестиваль «Лето — это маленькая жизнь». Он включен в культурную программу по подготовке к Олимпиаде и будет постоянным. По крайней мере, я на это надеюсь.

— Вы часто обращаетесь к теме сталинизма, хрущевской оттепели, а почему в вашем творчестве нет отображения сегодняшнего дня?

— Мы ничего не знаем. Если бы я хоть что-то знал, то, наверное, что-то написал. Меня бы это взволновало. Но мы пока ничего не знаем. Я никого не хочу оправдывать, но нужно быть уверенным в том, что ты говоришь. Видимо, для того чтобы высказаться по сегодняшнему дню, мне мозгов пока не хватает…

— Кстати, по поводу современных реалий. Говорят, прямой цензуры сегодня нет, но косвенная-то есть, и с этим трудно спорить. Например, не все могут попасть на «Первый канал».

— Я с этим никогда не сталкивался. Впрочем, мне это не интересно. Я отказался от очень многих передач на «Первом канале», и мне уже указали, что я неправильно выстраиваю свои отношения с этой организацией.

— Во время концертов у вас всегда происходит диалог со зрителями, вы отвечаете на вопросы, рассказываете анекдоты…

— В вашем городе мне рассказали вот такой анекдот: едут по Казани Путин и Шаймиев. Путин смотрит по сторонам и говорит Шаймиеву: «А улицы-то у вас не такие чистые, как в Москве». Шаймиев не растерялся и ответил: «Правильно, в Москве дворниками работают татары, а у нас — русские». Смешно?.. В самом деле, на концертах я всегда предлагаю зрителям общаться. И зрители всегда отвечают мне взаимностью. Задают вопросы (обычно записками. — С.Р.) о смысле жизни, о сегодняшних проблемах общества, иногда просто выражают восхищение. Я подобные высказывания стараюсь игнорировать. Или читать вполголоса, чтобы никто не слышал. Неудобно хвалить себя со сцены. В таких ситуациях мне всегда вспоминается давняя история. Я учился в театральном институте в Москве, жил у товарища. У нас всегда собирались шумные компании. Однажды пришли две очень красивые девушки. Мой товарищ пошел с одной из них на лестничную клетку покурить и там ей говорит: «Я на вас посмотрел — вы такая красивая». А она ему в ответ: «Это ты меня еще голой не видел». И вот когда в мой адрес идут всякого рода комплименты, мне хочется ответить, как та девушка.

— О гитаристе Леониде Морголине, авторе аранжировок к вашим песням, ходят легенды, что он уверенно владеет всем, на чем можно исполнять музыку. Откройте секрет, на каком инструменте он не умеет играть?

— В принципе он музицирует на любом инструменте, но так же коряво, как и на гитаре (смеется). В свое время Андрей Макаревич мне рассказывал, что на одной пресс-конференции гитаристов группы Rolling Stones спросили, кто из них лучше играет. На что они ответили: «Мы оба хреново играем». Здесь что-то подобное… А что касается аранжировок, то Леонид Морголин действительно их автор. Но он сказал, что отказывается от этих аранжировок, потому что ему «постоянно кто-то мешает». И, кажется, этот «кто-то» — я.

— Расскажите о своем детстве. Какие воспоминания приходят в голову первыми?

— Однажды (кажется, я учился в пятом классе) брат дал мне на время шариковую ручку. Он дал мне ее на один день, но я до сих пор помню, как шел в школу и был невероятно счастлив, что в кармане у меня лежала шариковая авторучка. Во времена моего детства это было новшество, своего рода пижонство… Еще пример: в одной моей песне есть строчка про «горбушку с сахарным песком». Этот, если можно так сказать, «образ» пришел из детства. Мои сверстники помнят, как от буханки хлеба отрезали две горбушки, одну мазали маслом, потом окунали в сахар — получалось такое «пирожное для богатых». Вторую горбушку просто обсыпали сахаром и подставляли под кран с водой. С этой половинкой ты выходил во двор, и там начиналась словесная дуэль «сорок восемь — половинку просим», а ты, естественно, отвечал «сорок один — ем один». Вот первое, что вспоминается, когда слышу слово «детство»…

— Многие песни Олега Митяева о конкретных городах, например, есть песня о Тольятти. Казань ждет та же участь?

— Не могу не рассказать про одну записку, которая пришла на концерте в Вологде. Текст следующий: «В прошлом году мы вас просили написать песню о Вологде, на что вы ответили, что для этого нужны сильные впечатления». Думаю, и в данном случае ответ такой же. Казань — красивый город, но пока сильных впечатлений у меня здесь не было.

— Давайте вспомним ваших «односельчан» по Подмосковью, очень интересных и, безусловно, талантливых людей. Для большинства из них вы — «мальчик»…

— Конечно, для них я мальчик. И это принимаю. Мне не хочется козырять этим, но там (см. справку) сложились мощные традиции в общении. Со временем общение немножко ушло в сторону, но когда возникло предложение иногда собираться вместе, оно было поддержано всеми, в том числе и «коренными жителями»: Петром Тодоровским, Владимиром Войновичем, Викторией Токаревой. Кстати, когда я беру в руки любую книгу, всегда ее вспоминаю. Виктории Токаревой недавно отметили… лет, и когда я ей сказал, что, может быть, зря я книги-то выпускаю, выпускал бы себе диски, то в ответ получил: «Нет, книги — это тоже хорошо. Вот ты через 50 лет помрешь, а я открою книжку, почитаю, на фотографии посмотрю». С Эльдаром Рязановым другая история. Спел ему песню, а он мне: «Какая у тебя хорошая новая песня!» Я ему говорю: «Эльдар Александрович, да какая она новая, вы что, не слушаете диски, которые я вам подарил?» Рязанов улыбнулся: «Можно подумать, что ты читаешь книги, которые я тебе подарил».

— Вы стали совершенно «подмосковным» человеком или Урал все-таки тянет обратно?

— Я три раза в год бываю в своем родном Челябинске. Там мы проводим торжества по случаю вручения премии «Светлое прошлое». В этом году, я надеюсь, здоровье позволит Эльдару Рязанову посетить это мероприятие, чтобы вручить статуэтку Эрнста Неизвестного Глебу Панфилову. Они очень дружат, и для Эльдара Александровича это действо — акт чести.

— В песне «О чем размышляет мужчина, которому за пятьдесят» говорится об отношениях с детьми. Как они складываются в реальной жизни?

— Моя дочка, которой восемь лет, как-то, ложась спать, сказала мне: «Свирепыми ночами гуляли две печали. И ждут, что кто-то бросит вызов им, но пока никто не осмелел». Я спросил, откуда она это взяла, где прочитала? А она: «Нигде, я сама придумала». Отправил ее спать, а сам пошел и… песню написал, куда попали и «две печали».

— Дочь слышала эту песню в конечном варианте?

— Слышала. Она еще не понимает до конца, что там и как, но в целом ей понравилось.

— Себя вы считаете достойным отцом?

— Смотря как подходить к этому. Беспредельная любовь, она тоже иногда вредит. С точки зрения совместного времяпрепровождения и воспитания я отец никакой. Но с точки зрения любви — обыкновенный. Так сложилось, что я все время куда-то еду, дома бываю крайне редко. Проще отправиться в кругосветку и вернуться через год. Но, честно говоря, я мечтаю выступать реже, потому что действительно хочется почаще и подольше бывать дома, читать и писать, а в дороге это как-то не удается. Покоя нет. Пока мне не хватает мужества отказаться от всего этого, но я постараюсь пересмотреть свою деятельность, расставить приоритеты, меньше давать интервью, потому что все уже пересказал много раз. С другой стороны, если бы не журналисты, я бы над очень многими вопросами так и не задумался. На некоторые из них до сих пор не нашел бы ответа…

— Какие пристрастия присущи Олегу Митяеву?

— У меня нет извращенных или утонченно-изысканных пристрастий. Меня восхищают Жванецкий, Армстронг, Булгаков. Я счастлив, что могу получать удовольствие от Бродского. Понимаю, что пока, в силу своего образования, не могу постичь всей глубины некоторых произведений, но тем не менее получаю удовольствие гораздо больше, чем от выпитого пузыря водки.

Савва РАВОДИН
Первоисточник в Интернете http://www.elitat.ru/index.php?rubrika=5&st=1054&type=3&lang=1

Опубликовал: IRINAnikol(15.11.2012)
Просмотров: 48
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 1816
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 3
Яндекс.Метрика