Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Олег Митяев и Юрий Кукин. Фрагмент 1

Фрагмент д/ф Петра Солдатенкова «Монологи на фоне красного кирпича».

Опубликовал: IRINAnikol(25.02.2015)
Просмотров: 387
Олег Митяев и Юрий Кукин. Фрагмент 1: 4 комментария
  1. ТОГу
    Раньше не обратила особого внимания на эти слова Юрия Кукина, обращённые к молодому Олегу Митяеву. А вчера, снова увидев этот фрагмент на концерте к 90-летию Ю. Кукина в «Эльдаре», сразу вспомнила Вас, Виктор. Видимо наступили эти времена, о которых говорил Юрий Алексеевич…

    1. Ирина, я правильно понял, что в словах Юрия Кукина, мол, не надо никого слушать про какие-то «повторы», а надо писать как самому пишется, есть некий намек и на меня? Слова Кукина это серьезный аргумент, но давайте разберемся.
      Уточним, что это были фрагменты фильма Петра Солдатенкова «Монологи на фоне красного кирпича», в основу которого легли материалы, снятые летом 1987 года Петром Солдатенковым для музыкального фильма «Игра с неизвестным».
      Олегу Митяеву в 1987 году был 31 год, да и Юрию Кукину всего 55 лет. Кукин говорит о своем бардовском опыте, основная его мысль — не надо слушать других, надо слушать свой внутренний голос.
      И кто же с этим спорит? Никто. Дело барда писать песни, дело зрителей их слушать и оценивать. Вряд ли найдется зритель, который станет УЧИТЬ какого-то барда как писать ему песни.
      Совсем другое дело — литературная критика, литературный анализ тех песен, которые стали уже классикой. «Песню для старшей дочери» Олег Митяев написал в 1983 году, а я написал о её сходстве со стихотворением Бродского «Прощай» где-то в 2018 году, то есть, спустя 35 лет. Чем мой анализ этих стихотворений мог повредить поэтическому наследию Олега Митяева? Или было бы лучше, если бы на это сходство не обратил внимание ни один зритель или профессиональный литературный критик в России? Разве поэзия Митяева для изучения не интересна, как поэзия Пушкина или Лермонтова?
      А, может быть, Ирина, лучше всех критиков как в комедии Гоголя «Ревизор»: «Найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит… Я бы всех этих бумагомарак! У, щелкоперы, либералы проклятые! Чертово семя! Узлом бы вас всех завязал, в муку бы стер вас всех да черту в подкладку! В шапку туды ему!».
      Так что ли, Ирина? Видимо, Вас не столько порадовал мой анализ сходства этих стихотворений, сколько насторожило, не обидится ли Олег Григорьевич на этот анализ?
      Вот и приведенные Вами слова Юрия Кукина льют воду на ту чашу весов, которая против подобных анализов. Вернее, Кукин просто рекомендует поэту не обращать на них внимания не потому, что они не верны, а потому, что они могут отвлечь поэта от написания новых песен. Совсем как у той сороконожки, у которой после вопроса о порядке движения её ног, просто сбился шаг. Самой сороконожке об этом лучше не думать, а биологам это очень интересно. По-моему, просто не нужно смешивать работу поэта с работой критика. Как говорится, Богу богово, а кесарю кесарево.
      P.S. Недавно Олег Григорьевич обиженно сказал, что критик Антон Долин написал что-то критическое про песню «Как здорово», а она написана более 40 лет назад. Мне не известно, что там написал Долин, но, во-первых, песня «Как здорово» это уже классика жанра, во-вторых, а через сколько лет надо писать критику, чтобы угодить авторам песен? Смешные обиды. А, может, начинающему журналисту Дарье написать свою рецензию на самую известную песню Вероники Долиной — мамы Антона Долина, и были бы квиты? Шутка.

    2. Виктор, конечно, Юрий Кукин не мог намекать на Вас. Я лишь озвучила СВОИ ассоциации, которые возникли в моей голове. Я совсем не против критики, если она конструктивная. Но когда её становится уже много – по любому поводу – новая ли песня, интервью ли или передача, фотка не с тем, рассказал не то и т.д., это уже начинает напрягать, и всё больше хочется сказать Олегу Григорьевичу словами песни «Ничего» Юрия Кукина, прозвучавшими в этом фрагменте, или Пушкина — «Поэту», или словами «Песенки о Моцарте» Б. Окуджавы.
      Если же говорить о литературном анализе текстов каких-то песен Олега Митяева или о сходстве их со стихами Бродского или Галича, вряд ли это может обидеть Автора. Наоборот, я думаю, что ему самому было бы это интересно почитать.
      Странно, что Вам до сих пор не попался в Интернете пост Антона Долина, заголовком которого он выбрал почему-то строчку так не любимой им песни «Как здорово». Никакого анализа песни Олега Митяева здесь нет. Вот, почитайте, если не читали.

      КАК ЗДОРОВО, ЧТО ВСЕ МЫ ЗДЕСЬ
      Еще одной больной темы хочу коснуться (ну как, больная она для сравнительно немногих).
      Отправной точкой послужил шуточный пост Володи Гуриева на некую другую тему, а потом добавила статья Алены Карась про новый спектакль моего однокурсника Кости Богомолова по отдаленным мотивам Островского – там, как выяснилось, обобщенным символом (трудно сказать, чего, но вряд ли хорошего) служит героиня, исполняющая репертуар Вероники Долиной. Это, как многим известно, моя мама.
      Вспомнил сразу фильмы других представителей моего поколения – «Кино про Алексеева» Миши Сегала (там якобы известный бард по ходу сюжета оказывался гнусной посредственностью) и «Родные» Жоры Крыжовникова (там вся авторская песня свелась примерно к Олегу Митяеву, а песня для фильма была заказана группе «Любэ»). И это на фоне сразу, кажется, трех апологетических картин про Цоя, Майка и БГ, готовящегося байопика про Янку Дягилеву и повсеместного культа Егора Летова.
      А вопрос вот такой: как вы думаете, почему авторская (или бардовская) песня для огромного количества культурных людей от 30 до 50 является острым раздражителем? Воплощением пошлости, мещанства, комической глупости? Как так вышло? Чем объясняется?
      Разговор, с одной стороны, очень личный, с другой – не настолько, как вы могли бы подумать. Мама моя стоит и стояла особняком от движения (примыкала к шестидесятникам, родившись в 1956 году, чаще существовала сольно, чем в связке с другими – и сколько же раз я слышал «бардов не выношу, кроме Долиной»). Сам же я эту музыку никогда специально не любил, не изучал и не слушал, хотя и вырос в ней.
      Но вопрос меня живо интересует. Чем именно барды так досадили, что их вспоминают недобрым словом и пинают раз в сто чаще, чем (допустим) представителей шансона – естественно, куда более популярного?
      Изложу свои версии – не взаимоисключающие.
      1. Миф о «пении хором у костра».
      За свою жизнь я наблюдал это два-три раза. По ощущениям, это архаичная традиция, безвозвратно уходящая в прошлое. Во всяком случае, никто из бардов никогда не писал песен для исполнения у костра хором! Их по ряду причин долго не пускали в залы – и так возникли альтернативные пространства и возможности, в частности, туристические слеты (так же уходили в лес московские концептуалисты, лишенные возможности выставляться). Так что туристическая романтика была отнюдь не только эскейпом – впрочем, тоже объяснимым, логичным и по-своему протестным. Да и писали/пели «туристские» песни единицы.
      При этом по своей природе авторская песня – именно авторская, сольная (если исключить дуэты, вроде «Ивасей»), а не хоровая или ансамблевая. На том единственном слете, где я был, в финале хором пели «Милая моя», это был такой ритуал. Но вообще-то идея авторской песни – в том, чтобы звучали отдельные голоса.
      Что до пения у костра, то неоднозначность этой практики напрямую отрефлексирована уже в «Июльском дожде», с участием знаково НЕ поющего персонажа Юрия Визбора (для многих – олицетворения бардовской песни).
      2. Барды – воплощение «совковой» (то есть, фальшивой) задушевности.
      Да ладно?
      Вообще-то бардовское движение возникло в 1950-60-х именно как протест против советской фальши. Даже в самых благостных песнях классиков жанра (Окуджава, Визбор, Никитины, Ким) часто есть нотки горечи – и никогда нет воспевания советских ценностей, даже для проформы. Высоцкий – один из символов поэтического и артистического протеста в самой его романтической форме. А Галич был трагической фигурой: благополучным советским сценаристом и писателем, который своими стихами и песнями вымостил себе путь к эмиграции и смерти.
      Барды никогда, ни на одном этапе, не были в спайке с режимом и властью (какой бы то ни было).
      Поразительно, что у нынешних молодых исследователей советской культуры находятся добрые слова для старой эстрады, для попсы 1970-80-х, для ВИА, для перестроечного рока… но не для авторской песни, которая блюла независимость и чистоту жанра куда строже.
      Не говоря о том, что художественно всегда была самобытнее, не полагаясь на европейские или американские образцы.
      3. Разрыв поколений.
      Бардов не любят, видя в них консервативное поколение «отцов», если считать «детьми» рокеров.
      Допустим, здесь возразить нечего, кроме одного: рокеры из авторской песни и выросли. Макаревич, Гребенщиков, Башлачев, Цой, Шевчук – все это авторская песня и есть, только приправленная гитарными запилами (и то не всегда).
      Одни отрицают эту связь, другие охотно признают, но это и неважно – имеющий уши да услышит.
      В любом случае, первыми нонконформистами с гитарами были барды, и только потом уже – рокеры. Это простой исторический факт.
      4. У бардов просто плохие стихи и музыка?
      Тут сказать нечего, кроме одного: если вы так считаете, то никогда не слушали авторскую песню. Разумеется, уровень у разных авторов разный (бывает ли иначе?). Но уж точно бард не срифмовал бы «вот-новый-поворот-и-мотор-ревет».
      Да, большинство из бардов – не И.А.Бродский. Хотя и его стихи к массовой публике впервые пришли благодаря бардам, не стоит об этом забывать.
      Что до музыки, то я всегда вспоминаю случай «Белорусского вокзала»: услышав песню Окуджавы, Шнитке просто отказался пробовать «улучшать» ее своей музыкой, настолько был впечатлен.
      5. Интеллигенции – бой!
      Подозреваю, истинная причина – в жуткой аллергии на слово и понятие «интеллигенция», воплощением которой всегда и была авторская песня. А эта воспитанная еще с гопницких 1990-х и укрепленная эфэсбэшными 2000-ми аллергия – одна из неочевидных, но важных причин того нравственного (ага, не боюсь этого слова) кризиса, в котором сегодня мы все находимся. Не буду развивать мысль подробнее.
      Последний вопрос: возможно ли такое же презрительно-недоверчивое отношение и слово «окуджава» с маленькой буквы, например, во Франции по отношению к Брассансу или в США по отношению к Дилану? Ведь это и есть чистейшая авторская песня.
      Что думаете?
      ВАЖНО!
      Этот пост написан не с целью вызвать возмущенный хор поклонников авторской песни (знаю, что их довольно много). Напротив, хотелось бы услышать голоса хейтеров, попробовать их понять.
      А песню, вынесенную мной в заголовок, я сам терпеть не могу.

      Антон Долин
      2021 г.

    3. Ирина, не нужно передергивать. Конечно же, сам Юрий Кукин напрямую не мог намекать на меня, но в словах его был отсыл на подобных мне «критиков», и эти слова как мостик переводят Ваши ассоциации на меня. Это немного разные трактовки. А на «Богу богово, а кесарю — кесарево», видимо, Вы вообще не обратили внимание, а жаль, иначе мне не пришлось бы сейчас оправдываться.
      Спасибо за текст Антона Долина, который я не смог найти в интернете. Что сказать о нем? Действительно, там нет анализа песни «Как здорово», а есть некая аргументированная защита авторской песни, с которой нельзя не согласиться. Что касается нетерпения Долина к песне «Как здорово», то такое выражение отношения к песне может обидеть любого автора. Тут я согласен с Олегом Митяевым, как на такое не обидеться?
      Правда, это не тот случай, когда надо возражать тем, что песня написана более 40 лет назад. Тут бы больше подошел тот аргумент, мол, на вкус и цвет товарищей нет. И корректнее было бы не использовать Антону в своих оценках знаменитейшей песни такое слово как «нетерпение».
      Что касается моего отношения к песне «Как здорово», то я никогда не ставил её в 20 своих любимых песен просто потому, что я больше интроверт, чем экстраверт, не люблю большие компании, не люблю петь хором, меня не тяготит одиночество. Поэтому в 20 лучших песен Олега Митяева у меня попали песни про одиночество, которых в его старых песнях песнях очень много, к примеру, Травник, Шарлевиль, Сон, Не нам судить, Неутешительные выводы, Дорога, Фрагмент, Авиатор, Черный клен, Норильск, Дым печной, Мужик, Тоска и т.д. Последней любимой песней из этого списка стали «Холода».
      Есть один отличительный признак «моих» песен от «не моих» — когда песня написана от местоимения «я», но не от местоимения «мы». Понятно, что песни «Как здорово» или «Ковчег» больше любят экстраверты, которым просто необходима большая компания. Обычно в таких компаниях есть свои лидеры, которые навязывают свое видение, свои темы, свои песни, свои решения. Кому-то нравится, что есть вожаки, которые за тебя все придумают и решат, то есть, им нравится быть ведомым. А кому-то не нравится быть ведомым, принимать как должное чужие решения, а хочется поступать так, как видится тебе самому.
      По словам психологов, чаще всего именно интроверты становятся хорошими психологами. Вот Вы, Ирина, скорее, экстраверт, Вы признали в Олеге Григорьевиче лидера, у вас нет сомнений в правильности всех его поступков, поэтому вы не замечаете каких-то его недостатков, какие есть у любого публичного человека.
      Я сейчас даже не намекаю на женскую влюбленность, которой нет у мужчин-поклонников Олега Митяева. Я говорю о том, что Вы смотрите на Олега Григорьевича снизу вверх, поэтому и придавлены его авторитетом. А со стороны это выглядит как боголепное отношение к кумиру и его окружению. Поэтому все мои критические замечания по отношения к Олегу Григорьевичу кажутся вам умышленными придирками.
      Вот Вы, Ирина, говорите, мол, ТОГу каждая новая песня не та, а ведь большинство новых песен уходят из репертуара Олега Григорьевича, не став хитами, а на концертах всё больше звучат старые песни. И зрители принимают лучше старые песни, потому что это реальные хиты, которые «спустились с небес». А потом «небеса» закрылись, и пошли либо повторы с вишнево-яблочными цветами-дымами, полетами в поднебесье, либо заказные песни к сериалам, либо стариковские песни-воспоминания о прошлом. Новые песни — это хорошие ремесленные поделки, в которых нет былой гениальности, поэтому они и не запоминаются.
      Что касается фотографий «не с теми», то жизнь расставила сама всё по местам. Вы посмотрите, что говорят и делают сейчас друзья — артисты с «тех фотографий»? Если и раньше в их поступках было что-то лживое, то нынче это просто позор — ни ума, ни совести. Или Вы всё это не замечаете, как не замечали сходства названных мною песен? Вам хорошо жить в такой слепоте?
      Я тут прицепился к раскрутке Олегом Григорьевичем своей дочери, а Вы всё поздравляли её с днями рождения, восхищались её интервью. А хорошо ли выставлять напоказ решения семейных проблем с обучением, трудоустройством своих чад?
      По-родительски понятно желание оказать своему ребенку максимальную помощь в обучении, трудоустройстве, замужестве, рождении внуков и т.д., но зачем всё это выставлять напоказ, тем более, если каких-то видимых талантов у ребенка нет? Или вся надежда на то, что авторитет отца заменит эти таланты?
      Мне надо было промолчать, когда Олег Григорьевич в 2015 году стал «бомбить» проект «Три аккорда», при этом рассказывая, что сам не смотрит его? Во-первых, это похоже на «я Пастернака не читал, но осуждаю». Во-вторых, в жюри этого проекта были барды Сергей Трофимов, Александр Розенбаум, Александр Новиков, которые довольно честно судили, отличая слабое от сильного. Были даже их признания, что некие исполнители (к примеру, Ярослав Сумишевский) поцелованы Богом. В-третьих, на этом проекте исполнялись песни Окуджавы, Высоцкого, Галича и самого Митяева. В-четвертых, даже если тебе ненавистен так называемый «шансон», то огромному количеству зрителей он нравится. Это то же самое, что и с авторской песней в статье Антона Долина. Не стоит «бомбить» никакой жанр.
      Кстати, в том фильме 1987 года Олег Митяев говорит, что им приходилось выступать «где только можно», в том числе и в пересыльной тюрьме, и в женской колонии. Вот не поверю, что так ненавидя «шансон», и всю «вонючую парашу» вокруг него (это слова ОГ) — Олег Митяев поехал бы выступать перед урками. Каким арканом его можно было затащить в ту тюрьму? Опять поведал это ради красного словца?
      Я десятки раз говорил, что Олег Митяев — гений авторской песни, но при этом я смотрю на него, как на ровесника, и оцениваю его поступки через свои мозги. Поэтому до 2015 года я писал только хорошее про него, но после «Трех аккордов» осмелился и как-то возражать ему. Ну, действительно, сколько можно рассказывать про монтажный техникум, если жизнь дает новые темы для разговоров? А его неубиваемая «записка из Вологды» сначала начала доставать, а потом и огорчать. Я понял, что Олегу Григорьевичу сейчас больше нужен смех в зале, поэтому стало больше анекдотов или пересказов смешных записок. Как говорится: «Вы хочете баек? Их есть у меня!». А я не очень люблю массовиков-затейников или шутки в стиле Камеди Клаб.
      Мне очень хотелось понять: это только сценический образ (маска), или и вне концертов Олег Митяев такой? Поэтому мне и хотелось, чтобы какой-нибудь топовый интервьюер вытащил из Олега Митяева то, что в обычной жизни он прячет от зрителей.
      А пока нам-зрителям все эти байки на прокорм, а вот с Мирзаяном серьезные разговору о «просодии», с Кукиным о жизни, с Макаревичем о стране? Увы, Олег Митяев либо закрыт для зрителя, либо ему нечего нам сказать, кроме своих песен. Вот такие впечатления об Олеге Митяеве после 2015 года. Как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже». А ведь как все начиналось: «Давай с тобой поговорим, прости, не знаю как зовут…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 26131
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 5, 5 робота
Яндекс.Метрика