Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Олег Митяев: «Современное искусство не будит чувства, оно пробуждает инстинкты»

«Челябинский обзор» 27.09.2016

Олег Митяев в этом году отмечает свой 60-ый день рождения. В честь юбилея бард приехал в Челябинск с большим сольным концертом и рассказал «Челябинскому обзору» о долгожданной пенсии и сложной судьбе современной авторской песни.

21.09.2016 Челябинск

В гримерке Олега Григорьевича было светло и тихо. По внутреннему радио драмтеатра сообщали, что до концерта 20 минут, а зал уже почти полный. Митяев подстраивал гитару.

— Олег Григорьевич, поговорим об авторской песне?

— О-о-о… Это надолго! А зачем вам эта тема дурацкая? Авторская песня же никому не нужна.

— Но на вашем концерте аншлаг…

— Это, скорее, исключение какое-то.  Меня сложно назвать глубоким поэтом. В интервью я уже как-то говорил, что дотянуться до Пушкина и Пастернака я не в состоянии. Но по сравнению с текстами, которые я писал раньше, могу похвастаться — я расту. Меня «не крутят» по телевидению, а это значит, я опередил общий уровень образованности нации. Чем глубже тексты, тем быстрее «отворачивается» аудитория.

— Как вы думаете, с вашим поколением авторская песня прекратит существовать?

— Не знаю, я же не Господь Бог. Лирика и романтика бессмертны. Без лирики люди не смогут. Но она, вероятно, примет другую форму. Например, мелодичный рок. Люди не перестанут писать и изливать свою душу лирически.

— Раз не перестанут, так, может, и в вашем жанре появятся новые авторы?

— Они появляются. Только они никому не нужны, их нигде не показывают. Когда мне говорили, что их специально не показывают, я не верил. А сейчас я просто в этом уверен! Мало того, что не дают пробиться новым исполнителям, не показывают даже Булата Окуджаву. Нигде! Даже на канале «Культура». «Все на продажу понеслось, и что продать, увы, нашлось. В цене все то, что удалось, и спрос не сходит на интриги». Визбора помните? Вот и все.

 

— Авторские песни не приносят денег?

— Авторство в целом их не приносит. Ни Пушкин, ни Цветаева, ни Пастернак не были олигархами. Их некому было пиарить. Вот и за бардов никто «браться» не хочет, а я уже говорил в одной программе, что XXI век — это век пиара. И чтобы юноша в поисковике ввел фамилию какого-то великого поэта, учитель должен его очень хорошо прорекламировать. А до этого еще стать примером, авторитетом для ученика, если хотите.

Авторскую песню, конечно, можно превратить в индустрию. Но для этого нужно воспитать публику. Только если государство осознает, в какой страшной яме находятся все наше образование и воспитание, и попытается ситуацию исправить… По-настоящему исправить! Тогда лет через 20-25 будет публика, которая на дух не будет переносить голимую попсу и скажет: «Подавай нам Александра Сергеевича Пушкина или поэта Юрия Казарина, или Евгения Блажиевского».

— Я, к своему стыду, Казарина и Блажиевского не знаю.

— А здесь нечего стыдиться. Его никто не знает. Хотя (долгая пауза)… Именно этого мы и должны стыдиться! Юрий Казарин – прекрасный поэт из Екатеринбурга. У него очень глубокие, очень проникновенные стихи. Евгения Блажиевского вы не найдете нигде в магазинах. Понимаете, как это все страшно? «По дороге в Загорск» — потрясающий венок сонетов. Евгений Евтушенко сказал мне, что это великий трагический поэт. Но мы о нем даже не слышали! А вы говорите, «индустрия авторской песни»… Кому она нужна? Публику мы потеряли. Поголовное «обыдление» нации происходит. Вот это напишите обязательно (улыбается). Потому что это факт. Полная модернизация воспитания и образования — единственный просвет в нашем будущем.

— И все-таки вы современную авторскую песню знаете хорошо. Язык бардов вообще как-то поменялся со времен Визбора и Окуджавы?

— Поменялся, конечно, но дело не в языке. Дело в таланте. Елена Камбурова со своей высокой поэзией выступает в музее Маяковского в зальчике на двадцать мест. А сами понимаете кто собирает стадионы в каждом городе. Мы дожили до того, что на главном канале страны звучит «гоп-стоп, мусорок» и «с одесского кичмана». Попса — это уже «определенный уровень». Но шансон… Куда дальше-то? Можно, конечно, опуститься еще ниже, и в театре им.Вахтангова показывать стриптиз. Битком народу будет!

Современное искусство не будит чувства, оно пробуждает инстинкты.  Страшно, на самом деле.

— «Фонд Олега Митяева» создавался, чтобы чувства пробудить?

— Да, наверное. В нашем фонде дети разных национальностей, из разных культур. Я хочу, чтобы все объединялись, благодаря таланту. Мы не строим глобальных планов, в будущее я вообще стараюсь не заглядывать. То, что делают дети фонда, кроме как красотой не назвать.

Они выступали на моем большом концерте в Москве в «Крокус Сити-холл». Пели вместе с Иосифом Кобзоном. Они, правда, думали, что Леонид Лейкин, который с ними репетировал, это и есть Кобзон. А когда Иосиф вышел на сцену и стал петь по-своему, не так, как дети учили, они совсем расстроились. Но все равно молодцы, я ими горжусь.

— А собой гордитесь?

— Про себя не люблю говорить. Я восхищаюсь другими людьми. Например, Федором Конюховым! Вот ведь бесстрашный человек. Кругосветные путешествия, на плоту через океан, по миру на воздушном шаре… Мы с ним как-то сидели, болтали. Он рассказал, что собирается опускаться в Мариинскую впадину в ближайшее время. «Федор, — говорю, — зачем? Неужели ты не можешь остановиться?». Он улыбнулся и ответил: «Вот сколько ты песен написал? 250? 300? Может, хватит уже? Сколько можно писать! Вот и я остановиться не могу». Удивительный человек. Знаете анекдот: «Приходят грабители в квартиру Федора Конюхова. А он дома. Прикинь?!» (смеется).

— Вы всегда, как говорится, «на позитиве»?

— Про меня как-то сказали: и утро у него доброе, и прошлое светлое, а стоит чуть-чуть покрепиться — и будет лето. Ну, вот как-то так само получается. И песни такие пишутся.

 

— Современный Челябинск вас не расстраивает? Что хорошего вы можете сказать о родном городе сегодня?

— Я всегда рассказываю один пример. Детство я провел в Ленинском районе. Учился в школе №59, играл во дворе с мальчишками и девчонками, «гопников» не боялся. И здесь были скверы, парки, ухоженные аллеи, хорошие дороги. Я мог выбрать любой кружок, любую секцию. Это было такое счастливое время. Город меня вдохновлял. И если бы мне тогда сказали: «Закрой глаза и представь, каким будет Челябинск через 50 лет» — я бы взахлеб рассказывал о своих мечтах. Но прошло полвека: моя 59-я школа снесена, как и многие другие постройки в Ленинском районе. Сотни ветшающих зданий. На каждом углу либо шиномонтажка, либо ларек сотовой связи. И как-то грустно. Провинциальность чувствуется во всем.

В будущее, я уже говорил, не заглядываю. В Челябинске все от людей зависит. Если у них будет желание слушать авторскую песню или другую хорошую музыку, если они не будут погружаться в бытовуху, политику или проблемы ЖКХ, не станут злоупотреблять с алкоголем или принимать наркотики — жизнь наладится.

Но объективно оценивать Челябинск я не могу, потому что это моя Родина. И запах испорченного металлургическими заводами воздуха вызывает у меня только восторг. Он у меня в крови. Только сейчас я понимаю, что это вредно для здоровья. Но по мне, это офигительно. Я просто возвращаюсь в детство, и душа моя радуется. Дура (смеется).

— Ощущаете свое 60-летие?

— Ну, это юбилей (смеется). На самом деле, сбылась моя мечта! Со второго класса я хотел выйти на пенсию. Правительство всячески пыталось отодвинуть этот срок, но я успел. Официально каждый месяц получаю 17 тысяч 500 рублей, и также официально могу ничего не делать.

Возраст — штука сложная. Все чаще понимаю, что я ничего не понимаю. В детстве было спокойно, что за тебя все взрослые решат. В среднем возрасте уже появились сомнения: точно ли я все понимаю? А сейчас… не понимаю ничего!

— «Сейчас же хочется до слез, а вот не верится — и все»?

— Это было написано о внутреннем состоянии, скорее. Но в окружающем мире действительно во многое не верится. Была раньше прекрасная идея коммунизма, но развалилась из-за нечестных действий. Заповеди коммунизма несильно отличались от Господних. Потому что идея благая была. И мы знали, к чему мы стремимся. Хорошее поощрялось, плохое наказывалось.  А какое было воспитание! А образование! Сейчас непонятно, куда идем…

— Мечта о пенсии сбылась. О чем мечтаете теперь?

— А вы на какой предмет спрашиваете? (смеется). Когда мне слушатели задают такой вопрос, я вообще список декламирую. Шучу, конечно. Сегодня мои мечты связаны с детьми, потому что… (задумался). Потому что так получается, вот и все!

А еще на мои концерты в Челябинске приходят люди, которые меня давно знают. С кем-то росли, с кем-то учились, с кем-то общались. Это всегда очень волнительно. И я давно подумываю сделать концерт в своем родном дворе на улице Новороссийской.

Концерт получился действительно домашним. Митяева в родном городе всегда ждут, с какой бы программой он ни приезжал. «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» известная песня даже для тех, кто не знает слова «бард». А лучше бы знали! Есть в этих песнях что-то трогательно-русское, как говорят на наших посиделках: «Душа развернулась, а потом завернулась обратно». Но никакой пошлости и вычурности. Аккуратные мелодии, лиричные тексты и романтика широкой души. Олег Григорьевич хоть себя глубоким поэтом не называет, но таковым является однозначно. 

Беседовала: Наталия Хомякова

Фото: Ярослав Наумков

Источник: http://ob-zor.ru/intervyu/sovremennoe-iskusstvo-ne-budit-chuvstva-ono-probuzhdaet-instinkty

 

Опубликовал: IRINAnikol(27.09.2016)
Просмотров: 90
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 1805
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 3
Яндекс.Метрика