Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Олег Митяев: «У нас в стране многие до сих пор живут с закрытыми глазами»

Олег Митяев: «У нас в стране многие до сих пор живут с закрытыми глазами»

Мы беседуем с Олегом Митяевым в пустом зрительном зале ДК им. Горького за полчаса до начала его выступления перед питерской публикой. Он признается, что не может точно сказать, какая сегодня будет программа. После концерта я пойму, почему. Выступления Митяева – это всегда импровизация, важные действующие лица которой – зрители. Они пишут записки, кто-то выкрикивает свои пожелания из зала, бард отвечает им согласием или виртуозным отказом – и так, слово за слово, песня за песней, рождается концерт.
И даже когда реплики отдельных несдержанных поклонников заставляют замереть в тревоге – что-то сейчас будет? – Олег Григорьевич быстро разряжает обстановку. «Хватит уже болтать, мы ваши песни слушать пришли!» – «Кто это сказал? А место-то у вас какое хорошее, надо же!» Звучит песня «С добрым утром, любимая!», и в строчке «Написал какой-то местный идиот» Митяев делает особенный акцент на последних словах. Зал хохочет, концерт продолжается.
– Олег Григорьевич, вы в своем роде «последний из могикан»: мало кто из очень популярных в недалеком прошлом бардов может похвастаться тем, что сегодня собирает залы…
– Для меня это непонятно. Потому что, мне кажется, Дольский, Никитин, Ким – они могут собирать залы. Просто почему-то не хотят заниматься продвижением. Но, с другой стороны, это дело и государственное. Лучшие люди нашего общества должны заниматься образованием и воспитанием нации. Это, я не знаю, любому дураку понятно. Этих людей надо холить и лелеять, создавать им условия. Мы беседовали с Путиным по поводу открытия Дома авторской песни, потому что целое движение находится фактически на улице. Нет ни помещения, ни студии, ни зала. В то время как некоторым звездам дают большие дворцы. Может, они более расторопные? Но у руковод¬ства все же должно быть соображение на этот счет, если мы действительно думаем о каких-то перспективах.
– Некоторые ваши коллеги считают, что секрет успеха – в том, что вы «опопсели».
– Это Сергей Яковлевич Никитин. Потому что он все выше и выше, а я за ним не успеваю. Он в поэзии гораздо лучше меня разбирается, пишет песни на высокие стихи. Конечно, кто я для него? «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Но я работаю над собой.
– Недавно в Петербурге состоялся концерт памяти барда Юрия Кукина, ушедшего из жизни прошлым летом, с которым вы были очень дружны. Он сказал о вас: «Сценичен и прост, скромен и популярен».
– В ноябре будет еще один фестиваль, я буду там принимать участие. Да, у нас с ним была, можно сказать, любовь. Хотя не знаю, с кем у него могли быть плохие отношения, потому что он – Джо Дассен и Чарли Чаплин авторской песни, беззлобнейший был человек. Называл себя – «незаслуженно ненародный артист», абсолютно правильно. Ему ходить и пробивать себе звания никогда не пришло бы в голову. Конечно, мне его не хватает.
– Авторская песня сегодня востребована?
– «Натуральный блондин» сегодня востребован. И реклама папы Киркорова идет с большим размахом. Мы в 2009 году выпустили диск на стихи Александра Сергеевича Пушкина: музыку написал Давид Федорович Тухманов; Вениамин Смехов и Марина Есипенко там читают стихи, а мы – поем. Так вот, ни один канал не взял клип на «Вакхическую песню», которую сняла ведущий клипмейкер страны Мы даже не говорили: «210 лет со дня рождения Пушкина – покажите его бесплатно». Мы заплатим! Это просто диверсия какая-то. А прекрасный диск Леонида Марголина на стихи Бродского – мы его ставим, слушаем, получаем огромное наслаждение. Но это не нужно никому.
– Какой же выход?
– Выход? Делать свое дело. Авторская песня – это такая ступенька к большой поэзии. Мы будем записывать альбом на стихи Геннадия Шпаликова, на стихи Цветаевой. Будем уговаривать Валерию, чтобы она помогла нам в этом и спела. Может быть, и Иосиф перестанет зарабатывать деньги и повернется лицом к большому искусству. Во всяком случае, я думаю, резких движений предпринимать не стоит. Надо стучаться.
– До многих, в том числе и до меня, вы достучались, когда написали песню «Пассажир летящей пули», посвященную Тамаре Петкевич. Благодаря вам многие люди открыли для себя ее автобиографическую книгу «Жизнь – сапожок непарный» о временах сталинского террора. Как вы пришли к этой теме?
– Я всю жизнь находился с другой стороны: закончил школу в рабочем квартале города Челябинска, был октябренком-пионером-комсомольцем и чувствовал себя прекрасно. Впереди все было четко очерчено: скоро коммунизм. А что параллельно происходило, – я об этом вообще ничего не знал. абсолютное я порождение социалистического строя. Думал: «Какие же это негодяи – Сахаров, Солженицын. И фамилии-то у них какие-то… Так нормально мы живем, а они тут клевещут». Напротив на лестничной площадке была квартира, где, как говорили, живет «враг народа». Инженер и какая-то женщина – видимо, его мама. Она мне конфеты давала. Я думал: «Такие вроде хорошие люди, чего это они?» Когда маленько включились мозги, как раз грянула перестройка. Я прочитал «Мастера и Маргариту», Солженицына – и все, конечно, изменилось. Но жизнь-то уже, считай, прошла – и прошла в неведении. Поэтому я как никто понимаю, что такая же история у многих в нашей стране.Книжка Тамары Владиславовны меня потрясла прежде всего своей искренностью. Меня с этой книгой познакомил Эльдар Александрович Рязанов, сосед по лестничной площадке, он рассказывал мне ее кусками и буквально заставил прочитать. Помните, там есть такой момент, когда она возвращается из лагеря, а в поезде с ней едут люди, которые вообще ничего не знают о «параллельной» жизни. И так до сих пор – многие живут с закрытыми глазами. Наверное, для того чтобы объединиться народу, надо все это еще раз показать, сказать вслух, покаяться во всем. Но единст¬ва-то нет никакого в этом вопросе. И очевидцы уходят – остаются мифы. Сильный Сталин и Победа.
– Вам лучше жилось-работалось, когда все было четко очерчено? Или сейчас?
– Ну, мне кажется, это разговор ни о чем. Как сказал ваш же ленинградский поэт, времена не выбирают. Хотя конечно, все изменилось. Недавно меня попросили написать песню к фильму «Территория» по произведению Олега Куваева, и я понял: все изменилось до такой степени, что даже и не знаешь, как написать. Время действия – 60–70-е: геологические партии, Родина, люди переплывали ледяные речки, рисковали жизнью – в общем-то, за небольшую зарплату. А сейчас все по-другому – как это молодежи рассказать, чтобы поняли?
– Вы есть в социальных сетях, идете в ногу со временем?
– Я стараюсь заниматься всем этим как можно меньше: сказать что-то умное не могу, поэтому и не говорю. Вот я пишу песни и пою, где попросят.
– Тем не менее в «Твиттере» есть страничка с цитатами из ваших песен.
– Да что вы? Первый раз слышу.
– Олег Митяев сегодня – не только песни, это еще и фонд.
– Да, благотворительный фонд моего имени в городе Челябинске. Собственно, знакомые ребята пришли и сказали: «Можно мы откроем такой фонд?» Мне ничего не оставалось, кроме как кивнуть, и все. Если бы не было у них такого дружного коллектива, то, может, ничего и не происходило бы. Проводят мероприятия – их не так много, но они качественные. Например, громадный фестиваль, который собирает до 40 тысяч человек. Ему уже 37 лет, мы его подхватили, и сейчас организацией занимается этот фонд. И, конечно, премия «Светлое прошлое» – мы награждаем земляков, премия «Открытие» – тоже в Челябинской области. Но самое потрясающее – то, что мы смогли помогать детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию (просят называть это вот так). Сначала набрали 50 детей, потом еще 50, и сейчас в области 150 детей, с которыми занимаются преподаватели – английским, хором, гитарой, и главное – воспитанием. Сейчас этот фонд воспитывает даже отчасти родителей – беседы с ними проводит. Как появилась такая возможность? Нашлись люди, у которых есть фонд «Светлое будущее», у нас есть клуб «Светлое прошлое», мы решили, что между ними должно быть настоящее, и родился слоган: «Все настоящее – детям». Теперь даже создана одноименная ассоциация, в которую вошли 30 городов. По большому счету этим должно заниматься государство. Я, как дятел, долблю, с тех пор как во мне проснулось сознание: образование, воспитание, просвещение – наша национальная идея. Никто этого не слышит. Если бы мы 20 лет назад пошли в эту сторону, то сейчас и в тюрьмах было бы поменьше народа, и в экономике было бы по-другому, и в медицине. Везде. Но мы пока еще об этом не задумались, более того – было-то не очень, а стало совсем ничего. Сейчас деньги нашего бюджета расходуются впустую. Это как кастрюлька со множеством дырок. Люди воруют, коррупция растет, а все – от отсутствия воспитания, духовности. Конечно, это долгий процесс, не завтра все изменится, даже если начать сегодня. Но другого выхода нет.
– Какую часть вашего времени занимает вся эта благотворительная работа?
– У меня такое ощущение, что я ничего сам не делаю, а я такой проводник. Через меня запустили – и все. Вот сейчас мы восстанавливаем храм Николая Чудотворца в селе Сунгурово, в Костромской области. Я приехал, посмотрел: это не какая-то часовня, это огромный храм, и сейчас он почти готов – белый, с куполами, крестами. Казалось бы, где я – и где Кострома? А все потому, что я встретился с людьми, у которых есть деньги, и говорю: «Вот же дело хорошее, давайте». Они засучили рукава – и все происходит. Там на месте прекрасный человек, дядя Коля, руководит. И при чем тут я?..

Гульсара ГИЛЬМУТДИНОВА
Еженедельная газета «Стрела» (42/834)
Октябрь 2012 г

Опубликовал: IRINAnikol(19.10.2012)
Просмотров: 244
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 22415
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 13, 5 робота
Яндекс.Метрика