Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Олег МИТЯЕВ: «У нас нет совести. Поэтому нет никакого будущего»

Олег МИТЯЕВ: «У нас нет совести. Поэтому нет никакого будущего»

Интервью газете «Новая» 20 мая 2010г.

— Говорят, ваш друг Михаил Евдокимов, не имея никаких титулов, все равно подписывался народным. А для вас официальное признание важно?

— Я всегда завидовал Мишиной безрассудности. Ему оставалось сдать два зачета, чтобы получить диплом в Театральном институте… и он на них не пошел. А когда стал вопрос о званиях, просто написал на диске «народный артист России Михаил Евдокимов», и все! И никто не усомнился. Поэтому, наверное, самое большое звание для артиста — его имя и фамилия.

— Вы ведь не безрассудный?

— Нет. Я менее безрассудный, чем Миша. Но мой директор — настолько пробивная женщина, что она все делает за меня: оформляет документы и т.д.

— Все же безумные истории, описанные в ваших песнях, вымышленные?

— Кто вам сказал, что они не происходили на самом деле? Неужели так плохо написаны? Помню текст одной из записок, в которой выражалось недовольство по этому поводу: «Что-то у вас все песни про какую-то любовь, про измены… У вас есть что-нибудь еще человеческое?» Хорошая записка, правда? Многие из них я включил в свою новую книгу «Одинаковые сны». Я коллекционирую такие письма, потому что они удивительные. Встречаются просто безумные концентрированные лирические истории, например: «Спойте для моего мужа песню «Тоска», а для меня «Поручик», или: «Год назад в Вологде мы просили вас написать песню о нашем городе, на что вы ответили: «Мне нужны яркие впечатления». Так вот, я согласна!»

— На что?

— Наверное, предоставить яркие впечатления.

— И все они — в новой книге…

— Их выпускают довольно часто, постоянно перелицовывают. Надеюсь, это не последняя моя книга, которую, кстати, сегодня мы привезли в Киев. Слова в ней напечатаны без нот, но с рисунками, так что можно подумать, что «Одинаковые сны» — поэтический сборник, но на самом деле это просто тексты песен. В другую мою книгу вошли песни с нотами, а также некоторые выдержки из интервью — это более расширенный песенник. Серия книг, состоящая из моих песен, всегда имеет продолжение. Скоро должна выйти третья часть, в которой будут опубликованы записки, не вошедшие в первые два издания. Записки, которые я сам тщательно отбираю, так же как коллекционирую пиратские диски, которых у меня вышло уже больше двух сотен!

— Деятельность пиратов для вас — предмет гордости или обиды из-за прошедших мимо вас денег?

— Денег жалко всем: и государству, которое ничего с этого не получает, и авторам, которым могли бы заплатить. Остается единственная радость — понимание, что ты кому-то нужен. Так что я горжусь своей коллекцией. У каждого из пиратских дисков оригинальное оформление, в некоторых изданиях мне приписываются песни на стихи Бродского и Пушкина — пишут, что это мои стихи.

— Значит, считают, что вы умеете писать, как эти товарищи.

— Наверное. Я благодарен за такую честь. А вопрос денег никогда в моей жизни не стоял остро. Недавно кто-то сказал: «Рожденный брать давать не может». У меня всегда было ощущение, что мне денег хватает. Поэтому Фонд Олега Митяева проводит разного рода мероприятия, такие как «Ильменский фестиваль авторской песни» или «Светлое прошлое». Конечно, ради них иногда приходится участвовать в выбивании денег, что я делаю артистично и с удовольствием. Иначе эти мероприятия не происходили бы.

— А давать не можете? Даже взаймы?

— Я, собственно, не знаю, куда девать деньги. На определенном этапе понял, что дать их детям — все равно, что испортить им жизнь. Квартиры у них есть, значит, работать и зарабатывать они должны сами. Поэтому я вкладываю их в различные фестивали. Фонд Митяева, как мне рассказали, спонсирует какие-то культурные проекты. Кроме двух уже названных, вскоре будет проходить фестиваль авторской песни в городе Сочи под названием «Лето — это маленькая жизнь», который даже включили в культурную программу олимпиады. Под него должны сделать новую сцену, и он будет проводиться каждый год.

— Митяев — это авторская песня? Кого еще можно поставить рядом с вами в том же статусе?

— У меня никогда не было необходимости к чему-то себя относить или кого-то ставить рядом. Все это не наше дело, которое сделают без нас, — и поставят рядом, и положат.

«Я все-таки оптимист и лирик»
— У вас целый комплекс методов — как не испортить жизнь детям. Сами вы служили, и двух своих сыновей отправили в армию. Служба их воспитала?

— Нет, наверное, ничего не изменилось. Просто дополнительный опыт приобрели. Думаю, хоть чуть-чуть стали ценить жизнь.

— А что цените вы? Ваши ценности совпадают?

— Ничего особенного в этом списке нет. Все то, что дорого любому нормальному человеку: семья, любовь, мир, стабильность и непатологичность. Я очень не люблю патологию, какие-то некрасивые вещи, они меня никогда не радовали. А это говорит о крепком духовном здоровье, видимо. Я все-таки оптимист и лирик. Надеюсь, я здоров. В современном мире много нормальных людей, но, мне кажется, не хватает какой-то государственной политики, устройства. Государство почему-то ни у нас, ни у вас никак не устроится. Остается руководствоваться только заповедями Господними. Их всего десять. Каким-то следовать проще, каким-то — сложнее. Но… так мы с вами далеко зайдем. Я еще сам не разобрался. Не могу давать советы, пока я в пути.
На сегодняшний день все слишком запущено. Отсутствует, прежде всего, категория совести. Если бы она приобрела какую-то значимость, может быть, что-то изменилось бы. Если ликвидировать политику, то люди сами навели бы между собой мосты — жили бы, работали. Политики только мешают этому процессу.

— Когда-то пресса убедила вас в том, что Сахаров и Солженицын — враги народа. СМИ и политика по-прежнему имеют на вас влияние?

— Будь моя воля, я бы не смотрел телевизор и не слушал радио. Кто-то сказал, что XXI век — век пиара и что он заменил людям разум. На самом деле телевидение имеет большую власть. Но я в высшей степени дорожу советами своих старших товарищей, которые всегда могут подсказать мне правильный путь. Хорошо бы, чтобы у каждого человека эти ценности были и в семье. С другой стороны, мне уже за 50, а я до сих пор не разобрался в устройстве государства, не понимаю, что мы строим, куда идем и почему лежащую на поверхности национальную идею образования и воспитания даже не приблизили к воплощению в жизнь. У нас нет никакого будущего, никакого завтра. Потому что все учителя и воспитатели на сегодняшний день — блаженные люди. А на самом деле в школе должны работать лучшие люди нашего общества. И вашего общества.

— Не понимать, что строит государство, не так уж и страшно. Вы определились в вопросе, что строите вы?

— Существуют правила, в которых нет ничего нового. Выполнять десять заповедей очень сложно, но они есть. А вот государственных правил, мне кажется, просто не существует. Если они и написаны — не выполняются на 90%. Отсутствует механизм контроля. Поэтому есть только один способ — заняться воспитанием и образованием, тогда появятся люди, которые будут жить по этим правилам.

— Вам хочется влиять на этот процесс?

— Нет. На сегодняшний день все слишком запущено. Отсутствует, прежде всего, категория совести. Если бы она приобрела какую-то значимость, может быть, что-то изменилось бы. Если ликвидировать политику, то люди сами навели бы между собой мосты — жили бы, работали. Политики только мешают этому процессу. У меня есть масса знакомых, которые могли бы управлять государством достойно и честно. Но я прекрасно понимаю, что они никогда не будут там, наверху, потому что туда не пробиться — там уже все застолбили люди, которые думают, как друг друга подсидеть, а не что-то сделать.

«Если ничего не делать, можно сохранить уважение»

— К чьим советам вы прислушиваетесь?

— Среди этих людей есть абсолютно неизвестные, а есть и такие, как Эльдар Рязанов (он мой сосед, поэтому мы часто с ним на эти темы беседуем). Также Владимир Войнович и Петр Тодоровский. Вот планируем встречу с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Он производит впечатление порядочного человека, и мы решили попросить его помочь нам пробить дворец авторской песни, чтобы это движение обрело дом и структуру, которую можно распространять по всей стране: построить музей авторской песни, зал, студию звукозаписи. Вообще, все мои друзья, мнением которых я дорожу, прежде всего, порядочные и честные люди. Ведь многие сегодня делают и говорят то, что надо говорить для того, чтобы пробить какие-то контакты и заработать денег.

— А вы?

— Мое отношение к материальным вещам вам известно. Власть мне тоже не нужна. И признания лишнего не надо, пусть будет, сколько есть. Хотелось бы находиться на своем месте. А вот уважение на сегодняшний день, наверное, можно сохранить, только если вообще ничего не делать. Тогда скажут: какой молодец — никуда не лезет, ни во что не встревает. Написать хорошую песню, пожалуй, единственная моя мечта. Я к этому стремлюсь, и никто мне не может в этом помешать.

— Не написали еще?

— Не буду кокетничать… Но хотел бы еще написать.

— И спасти еще одного утопающего, семеро у вас уже есть. Вас никто не спасал?

— Обычно — незнакомцы. А когда я был совсем маленьким, меня вытащил из воды отец. Так что я не особо собой горжусь, потому что и меня кто-то регулярно спасал. Когда живешь возле озера, это обычная история. Я вообще стараюсь не гордиться. Точнее, не стараюсь, а просто не горжусь.

Беседовала Юлия Бойко

Первоисточник в Интернете http://novaya.com.ua/?/articles/2010/05/20/101155-15

Опубликовал: IRINAnikol(08.07.2012)
Просмотров: 141
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 23054
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 2, 5 робота
Яндекс.Метрика