Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

Что в жизни не случайно?

На вопросы «АиФ-Ярославль» ответил народный артист России Олег Митяев.

ОЛЕГ МИТЯЕВ: «ВСЁ В ЖИЗНИ НЕ СЛУЧАЙНО»

Сегодня почти на всех телеканалах есть шоу, «штампующие» звёзд эстрады. Их имена по окончании телепроектов очень быстро забываются, а люди исчезают с экранов. Что на самом деле нужно, чтобы стать знаменитым, рассказал в эксклюзивном интервью «АиФ-Ярославль» народный артист России Олег Митяев.

Как стать знаменитым?

Любовь Балашева, «АиФ-Ярославль»: Олег Григорьевич, если сравнить нынешнего молодого человека, например, из Ярославля, и вас, 20-летнего, живущего в Челябинске. Насколько велика разница в возможностях стать знаменитым у этих двух людей?

Олег Митяев:  От человека и времени это совершенно не зависит. Если раньше я предполагал, что у каждого есть судьба, то сейчас я в этом уверен на 100%. Приходит понимание, что всё в жизни не случайно. Бывает, какая-то мелочь выливается в целое дело.

Например, в детстве я выбирал, какой язык изучать в школе, в 5-м классе. И поскольку в группе английского языка места закончились, я спросил у мамы, что делать. «Учи немецкий, — сказала мама. — Ты на немца похож». Так я стал учить немецкий. Зачем — я не знал. Но, в конце концов, я попал в Германию, провёл там более 400 концертов и сейчас собираюсь выпустить диск своих песен на немецком языке. Это невероятно, что я вышел на этот уровень. Я мог бы без этого прожить, но судьба так распорядилась. И это только один пример. С другой стороны, есть теория, что надо надеяться на Бога, молиться, полагаться на него и не строить планов. Но и сидеть сложа руки тоже нельзя. Надо доводить начатое до конца, пробовать, набираться опыта… Всё-таки дать совет, как стать знаменитым, я, наверное, не могу.

- А если сопоставить преграды, стоящие на пути талантливого человека тогда и сейчас?

— Художника-мультипликатора Юрия Норштейна недавно спросили: «Над чем вы сейчас работаете?» Он сказал: «Я работаю над собой». Наверное, самое главное препятствие на пути к продвижению своего таланта, — это борьба с собой. Кому-то лень пойти и предложить свою музыку, стихи, повесть или картину. Кому-то — непривычно. Но надо с собой бороться. А самое главное — ответить себе на вопрос: куда пойти учиться? Я даже песню написал с таким названием. Прежде всего, надо посмотреть в себя и решить, к чему ты годен.

- А можно самому определить своё предназначение?

— Я думал, что можно. Просто надо взять «специальную книжку», полистать и в душе на что-то откликнуться. Но оказалось, что нет.

Уж сколько я пытался не писать песен! Приходят люди и спрашивают: «Ну что, исписался?» Я вздыхаю, но сажусь и пишу. Нельзя сказать, что это лёгкая стезя. Сидишь «допиливаешь», «достраиваешь» песню… Но если бы не было какой-то маленькой искорки, изначальной, то, наверное, я бы и не дописывал их. А вот где у тебя «заискрит» — в поварском деле, в швейном или в поэзии? Надо всё попробовать. (Олег Митяев закончил монтажный техникум, затем — Челябинский институт физкультуры по специальности «тренер по плаванию», в 1991 году окончил ГИТИС им. Луначарского (ныне Российская Академия театрального искусства). Песни пишет с 1979 года. — Авт.).

Что трогает до слёз?

- Ваши песни очень лиричны. На ваших концертах люди, бывает, плачут. А что вас самого может растрогать до слёз?

— Ой, если я начну рассказывать, сам заплачу. Вот буквально вчера приезжали два молодых человека из Челябинска, которые участвовали в съёмках документального фильма «Алёна в Стране чудес». Это картина о маленькой Алёне, которая занимается с девочкой-аутистом, тоже Алёной. С такими детьми очень сложно — они особенные, сами в себе, и очень трудно их оттуда вытащить наружу. А ей удалось! И когда показывали этот фильм во Дворце пионеров Челябинска на открытом уроке, был полный зал — 300-400 подростков. После просмотра фильма на сцену вышла главная героиня с этой девочкой и объявила: «А сейчас Алёна вам споёт». Наступила полная тишина. И Алёна запела…Тут просто любой заплачет. На этом уроке были знаменитые московские артисты, лауреаты премии «Светлое прошлое», спортсмены и космонавты — все они были в полном восторге и потом только об этом и говорили.

- Вы много лет живёте в Москве. Стали столичным человеком, или провинциал в вас ещё жив?

— Я — «многостаночный», «многоотросточный» провинциал. Очень много городов в провинции стали мне дороги. Но в Москве я вынужден был осесть. Поскольку столица — это перекрёсток всех дорог. А Челябинск всё-таки чуть в стороне. Но родина есть родина — там и детство, и юность… Другой не будет. И с родным Челябинском у меня по-прежнему крепкая связь.

- Вы артист с большим стажем. Ещё волнуетесь, выходя на сцену?

— Наверное, это теперь больше похоже на мобилизацию. Не волнуюсь, а мобилизуюсь. И даже если появляется какая-то безответственность, то это до первой помарки или ошибки.

Или слова забыл, или не ту струну задел. Живой интерес слушателя заставляет тебя выходить на его уровень. И так «заваривается» взаимный обмен энергией.

565f7c2405407882af23be6893ab8cfe

- Насколько вы честны в своих песнях? Строчка из песни «Он обманет вас любой ценой» — это про вас?

- Эта строчка, так получилось, написана даже не про одного человека. Но и про меня, конечно, иначе как я это могу знать? Так же, как моя песня «Воскресение» написана и про Шукшина, и про Высоцкого, и про Визбора. Про дорогого мне человека.

- Ваши песни помогают выжить в трудных жизненных ситуациях. Какие песни в таких случаях слушаете вы?

— Стыдно сказать, у меня таких случаев не было. Я иногда думаю: а случись у меня что-нибудь, не приведи Господи…Как себя поведу, неизвестно…То есть я какой-то непроверенный в этом смысле человек. Бережёт меня судьба.

Куда деваться от шансона?

- В Ярославле выступает много артистов, но, увы, традиционно лучше билеты продаются на попсу и шансон. Почему, как вам кажется, так происходит? Не перепутаны ли понятия бардовской песни и шансона?

— Давно есть замечательное слово — шансон. Но сейчас его испортили. Есть великие традиции французского шансона, где текст очень важен. Это и есть та авторская песня, о которой мы мечтали, когда я этим увлёкся. Но какой-то неумный человек придумал понятие «русский шансон», под которое подогнали блатняк, тюремные песни. Теперь и не знаешь, как называть это направление. Осталось верным только название, данное гением Высоцкого, — авторская песня. Есть ещё название — городской романс. А на самом деле это хорошие стихи, положенные на хорошую музыку и прочувствованно спетые. Но сегодня этого, увы, нет, какую программу ни включи. У нас существует пропасть между каналом «Культура» и каналом «Шансон». Предположим, 70 процентов населения включат «Шансон» и скажут: «Какой ужас!» И переключат на канал «Культура». А там идёт концерт из Венской оперы, до которого они не доросли в музыкальном смысле. И получается, что слушать нечего. Посередине только попса. И что с этим делать, как поднимать планку? Я потерял всякую надежду, что ситуацию можно изменить. Но с собой ничего поделать не могу. Я продолжаю писать так, чтобы мне это нравилось.

Беседовала: Любовь Балашева

Фото: АиФ/ Любовь Балашева

Источник: http://www.yar.aif.ru/culture/persona/oleg_mityaev_vsyo_v_zhizni_ne_sluchayno

ГАЗЕТНЫЙ ВАРИАНТ

0001

Опубликовал: Любовь(07.12.2016)
Просмотров: 748
Что в жизни не случайно?: 25 комментариев
  1. Любе и ТОГу
    Виктор, мне тоже очень интересно читать те коротенькие размышления Автора, которые идут перед песнями в книжках. Лет 10 назад мне хватало только песен, теперь этого мало… Мечтается, чтобы этой прозы там было побольше, потому что, если в песнях «Он обманет вас любой ценой», то в этих откровениях нет смысла самого себя обманывать?
    Любаш, мне всегда думается, о ком песня, о каком событии, месте и т.д. И всегда хотелось, чтобы Олег Григорьевич не в 90 лет, как он обещал, обо всём рассказал, а пораньше. А теперь я уже даже не знаю, хочу ли я этого. Теперь я боюсь, что всё окажется совсем не так и не о том, как ты себе представляла… А когда порой живёшь этими песнями, это как крушение веры…

    1. Крушение веры?! Андрей Макаревич написал 2 или 3 книги, и они не пошатнули ничью веру. Есть ли вообще примеры того, что мемуары пошатнули чью-то веру? Я в детстве просто зачитывался мемуарами Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления», но если бы я прочел их лет в 40, то был бы огорчен тем, что правды о войне там почти нет, однако, веры бы не потерял. Близка потеря веры была после прочтения «Колымских рассказов» В.Шаламова, но и тогда все, слава богу, обошлось. А мемуары Олега Митяева в этом плане более опасны? А, может, это не вера, а просто сказка про Маленького принца, которую не хочется спугнуть?
      Захожу в книжный магазин и вижу целые стеллажи мемуаров артистов и поэтов, некоторые не стесняются писать мемуары еще не перешагнув свои 30 лет. Далеко не все из них народные артисты, некоторые не написали и десятой доли песен по сравнению с Автором. Но книжки о себе они уже написали.
      Другой вопрос о чем писать? В скандалах (кроме, как с Шульгиным и Шуфутинским) замечен не был, с Советской властью не конфликтовал, в тюрьме не сидел. Выносить сор из избы Автор однозначно не станет, и о причинах расставания с Константином Тарасовым мы не узнаем. И о посвящениях песен Автор тоже особо откровенничать не будет. Что же тогда остается? Встречи с интересными людьми (Евдокимов, Рязанов, Тодоровский, Конюхов, Лицедеи и т.д.), национальная идея от Митяева, проекты «Светлое прошлое» и «Мировые песни». На книгу материалов, конечно, наберется, только обо всем этом мы уже многое знаем от самого Автора.
      Вместе с тем, я ничуть не сомневаюсь, что многого интересного из жизни Автора мы еще не знаем, это и есть тот резерв для его воспоминаний и размышлений, которые и ждут его поклонники. Но захочет ли Автор открыть нам свою душу и дневники? Не уверен, поскольку тут вспоминается Маяковский со своим «Нате!»: «Все вы на бабочку поэтиного сердца взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош». Или я не прав?

    2. Виктор, или я совсем плохо объясняю или Вы невнимательно читаете. «Крушение веры» относится только к песням. Объясню ещё раз. Сейчас я не уверена, хочу ли я знать, о ком или кому на самом деле посвящена та или иная песня. Иногда это проходит для меня безболезненно (как, например, правда с «Француженкой» или «Ты могла бы первою»), а иногда после таких заявлений некоторые песни (даже одни из самых любимых, которые сначала потрясли сильно-сильно) я вообще слушать не могу долгое время. Например, «Просыпаясь, улыбаться». Нужно было недавно прочитать в новой книге, что эта песня была написана в Панаме, услышать её в клипе про встречу в Чикаго, потом на концерте в Ярославле (с эхом или реверберацией – не знаю, как это правильно в музыке называется), чтобы тебя опять пробило до слёз и в голове всплыла старая картинка…

  2. Виктор, а что-бы Вы хотели прочесть про кухню Художника Олега Митяева? «Из какого сора…?» Мне, если честно, совсем не хочется приближать момент издания мемуаров Автора. Пусть подольше ему живется в радости и не хочется подводить итоги.
    Помню, строчка из песни «Холода»-
    «А ночью как сова
    Ворошить дрова,
    Да опять черкать
    На листке слова,
    Что когда-то вы,
    Мой дневник открыв,
    Прочитаете» насторожила сразу, как в первый раз услышала. Дневник ведется…А там?
    Не так давно, на вопросы-кому посвящена та или иная песня, Олег Григорьевич отшучивался, чем и создавал ореол тайны и недосказанности.Это было правильно, на мой взгляд. «Француженка»,»Соседка»,»Вечная история», «Ты могла-бы первою»-и многие другие песни воспринимались загадкой и тайной автора, что конечно увеличивало интерес и подогревало фантазию поклонниц)) Фазиль Искандер заметил, про недосказанность:»Искусство недосказанности — одно из самых неподвластных разуму: интуитивных. Недосказывая, надо недосказать так, чтобы воображение, перепрыгивая с камня на камень, не бултыхнулось в реку. Но и расстояние между камнями должно быть достаточно большим, чтобы прыжок ощущался как истинно захватывающий дух, истинно рискованный, и тогда он по-настоящему встряхнет, взбодрит нас.
    Иными словами, можно сказать, что недосказанность в искусстве — это не река, уходящая в песок, а река, впадающая в Лету.» Вот. А Вы -мемуары. Пусть недосказанность камушками лежит.
    Сейчас мы знаем что «Француженка»-это девушка Инна, а мама ее соседка Олега Григорьевича по Арбату, «Ты могла-бы..» посвящена последней жене, ну и так далее.
    Виктор,Вы уверены что прочтя мемуары, лучше поймете что к чему?

    1. Люба, мы начали разговор с Вами с интервью с Олегом Митяевым. Мне кажется, что лучшим интервью Художника являются его мемуары, но если это слово кому-то режет слух, то их можно назвать и воспоминаниями, и путевыми заметками, и еще как-то. Только не надо говорить, что лучшее интервью поэта — его стихи. Не надо из мемуаров делать нечто неприличное, типа:
      Почтовый чиновник чужое письмо
      Откроет и станет читать пока не заплачет.
      Допускаю, что мемуары может написать совсем не каждый автор-исполнитель. Вот Андрей Макаревич написал интересную книжку » Сам Овца» (где, кстати утверждает, что это он привел Митяева к Окуджаве), а Александр Новиков «Записки уголовного барда».
      Мог бы Олег Митяев написать что-то похожее? Сомневаюсь, ведь в этих книгах и Макаревич, и Новиков не боятся скандальности, а для Митяева это непопустимо — он добрый и скромный. Но и ему есть, что рассказать интересное для читателей. Я листаю его книгу «По прожилкам лиственной руки», где, как предисловия к главам, маленькие авторские размышления. Они уже интересны, почему бы их не развить до мемуаров? И недосказанность, про которую говорит Искандер, тут не к месту, это больше к самим песням.
      Вам не хочется приближать момент написания мемуаров Автора? Как сказать, седьмой десяток уже разменян, вот уже и передача материалов в ГЦМСИР началась. Хорошо Вам, молодой, еще успеете почитать мемуары Олега Митяева, а вот я за себя быть уверенным в этом уже не могу.
      Мемуары это не только тайны посвящений песен, хотя, уверен, что и это в будущем станет интересно всем, как интересны сейчас посвящения Пушкина, Лермонтова, Есенина. Мемуары это тот самый «свет от встреч прекрасных и потерь».
      Уверен ли я, что прочтя мемуары, я лучше пойму «что к чему»? А Вы в этом сомневаетесь?

    2. Про Юрия Никулина, АиФ, Липецк и то, что по чьей-то глупости или равнодушию не попало в музей и не вошло в мемуары:
      18 декабря любимому миллионами россиян актеру и артисту цирка Юрию Никулину исполнилось бы 95 лет. Газета «Аргументы и Факты – Санкт-Петербург» опубликовала репортаж о боевом пути Юрия Никулина, который начал воевать еще в «финскую».
      В материале рассказывается о боевом товарище Никулина – Ефиме Лейбовиче. Их послевоенной переписке и письмах найденных бездомным из Липецка в питерском мусорном баке.
      «Летом 44-го батарея Никулина остановилась под Псковом в Изборске. Вместе с разведчиком Ефимом Лейбовичем его отправили в одну из деревень установить связь. Они приехали прямо с центр и тут поняли – в селе немцы. Причём винтовки беспечных бойцов остались в кузове под катушками с кабелем. Немцы с автоматами уже бежали к их машине. Безоружные Никулин и товарищи увидели растущую недалеко рожь и что есть ног туда помчались. Почему остановились и немцы, до сих пор непонятно.
      «Что нас спасло? Наверное, немцы тоже что-то не поняли, может быть приняли нас за своих, — писал Юрий Владимирович. — Не могли же они допустить, что среди русских нашлось несколько идиотов, которые заехали к ним в деревню без оружия».
      Комбат, увидев их невредимыми, обрадовался, думал, погибли. Как выяснилось, в ту деревню их послали по ошибке, перепутали.
      Кстати, с Ефимом Лейбовичем у Никулина связана ещё одна драматическая история, которая произошла уже в наши дни. В ноябре 2008-го в музей городского цирка на Фонтанке пришёл мужчина. Вначале ободранного, грязного человека не хотели пускать на порог. Но когда он протянул свою находку, сотрудники ахнули. Бездомный нашёл в мусорном баке письма Юрия Никулина своему фронтовому другу и принёс в музей. Каждое начинается с приветствия: «Здравствуй, дорогой Ефим». Эти письма Юрий Владимирович несколько лет писал своему боевому товарищу Ефиму Лейбовичу.
      Причем из переписки ясно: вместе они не только воевали, но и участвовали на фронте в самодеятельности. Более того, для поднятия боевого духа уже тогда выступали перед товарищами в образе клоунов.
      К сожалению, о Ефиме Лейбовиче известно мало. Его артистическая карьера не сложилась. Он жил в доме 37 по улице Декабристов в Петербурге, там и закончил свои дни. В квартиру въехали новые хозяева и, даже не читая, выбросили все бумаги, в том числе, письма Юрия Никулина. Их в мусорных баках и нашёл бомж Евгений, как он представился, принёс в музей. Неравнодушному бродяге в цирке на Фонтанке тут же выписали денежное вознаграждение. В приюте для бездомных ему тоже оформили все необходимые бумаги, чтобы он поехал на родину, в Липецк, где мужчина собирался начать новую жизнь. Потрясённый этой историей, с ним захотел связаться и лично поблагодарить сын великого клоуна, генеральный директор Цирка на Цветном бульваре Максим Никулин. Однако следы благородного нищего оборвались…»

  3. Виктор, ну тут буквально по Зинаиде Гиппиус-«Если надо объяснять, то не надо объяснять»)

    1. Люба, вот с этим не могу согласиться…
      Я с удовольствием читаю мемуары про «кухню» Художника, в частности, Эльдара Рязанова и Марка Захарова про создание фильмов и спектаклей. Отталкиваясь от них, хочется и в интервью с Автором прочесть нечто похожее, хотя сравнивать мемуары режиссеров и интервью с автором-исполнителем в этом смысле не совсем корректно. Или мне просто нужно дождаться мемуаров Олега Митяева?
      А вот к изучению просодии в стихах Бродского мысль Гиппиус более подходит. Если Автор всю жизнь без знания просодии писал отличные стихи, то не приведут ли новые познания к ситуации с ползущей сороконожкой, которую вдруг спросили, что делает ее 27 нога, когда 15 начинает шаг? И сороконожка не смогла дальше двигаться.

  4. Виктор, а если допустить, что Олег Григорьевич просто не хочет отвечать на какие-то вопросы? Ну вот не хочет и все. Поэтому и переводит на накатанные ответы. Да и не так гладко может проходить интервью, как потом нам показывают или пишут. Вполне может сказать что «я сейчас встану и уйду», видела однажды. И еще раз повторю-когда журналист идет на интервью, он имеет конкретное задание от редакции, а редакция-свою выверенную и согласованную(!) с руководством свыше политику. И за неё ни-ни! Иначе материал может в принципе не выйти. Вы думаете мне не хотелось спросить и затем опубликовать что-то особенное? Очень хотелось. Только вопросы были от редакции с привязкой на провинцию, так надо было, иначе Московское руководство «АиФ» могло не разрешить публикацию, они вообще очень ревниво относятся к своим московским звездам. Удалось мне пару «лишних» вопросов задать, но они не вошли в публикацию. Время тоже работало против нас, всего полчаса было.
    Про шансон, не соглашусь с Вами. Олег Григорьевич конкретно говорит какие песни сейчас по недоразумению попали в разряд «шансона». Вполне он себе разделяет где «городской романс», а где блатная лирика. Те песни, что Вы назвали-как раз в стилистику «городского романса» и вписываются. Не зря же он участвовал в передаче «В нашу гавань заходили корабли»?, там как раз об этом.
    А правда в стихах, да. Да только мы их тоже разгадываем как ребусы. Кому-то про любовь слышится, кому-то про войну в Сирии.

    1. Люба, мы уже пошли по второму кругу, это понимаешь, когда приходится повторяться.
      1. Читатель действительно не знает всех «подводных камней» с заданиями редакции, но он судит по тому, что читает в газете. Я понимаю и допускаю, что «среднего» читателя этот формат вполне устраивает, я говорю лишь за себя. Раньше и мне этого хватало, и когда лет 15-20 назад в «АиФ» я увидел интервью Олега Митяева с классической фотографией его семьи — родители и между них дети-дошкольники, то сделал вырезку из этой газеты. А сегодня мне читать одно и тоже про Автора уже не интересно, это как «осетрина второй свежести». В то же время признаю, что особой вины корреспондентов в проблеме нет. Что я тогда хочу сказать? Хочу донести до корреспондентов и редакций мнение не «среднего» читателя, если оно еще кому-то нужно.
      2. Если Олег Григорьевич не хочет отвечать на некоторые вопросы, интересные для читателя (про Художника), то это его право. Я вполне понимаю тех Художников, которые вообще не дают интервью или делают это раз в 10 лет, и это становится некой сенсацией. Это их личный выбор. Но тут надо и понимать, что читатель тогда вправе разделить в интервью темы про Художника, общественные проблемы, меценатство и не согласиться с тем, что одни вопросы снимаются, а других избыток. Это как в борще, нельзя мясо убрать, но добавить овощей — вместо борща получится овощное рагу.
      3. И еще раз про шансон. Я не вижу конкретных разделений Олегом Митяевым каких-то песен и авторов-исполнителей, но я вижу бесконечный разбор слова «шансон», бесконечные предложения выйти на улицу и опросить 10 или 100 людей об их отношении к слову (?) «шансон», бесконечную критику телеканалов за запуск некоторых проектов под вывеской «шансон». Так и хочется посоветовать Олегу Григорьевичу оставить слово «шансон» в покое, а быть более конкретным . Вот он огульно критиковал проект «Три аккорда», но я видел, что, наряду с некоторыми попсовыми и даже пошлыми номерами, там были и великолепные выступления некоторых артистов. Кроме того, я там открыл для себя Анастасию Спиридонову, Игоря Миркурбанова, Андрея Давидяна. Вместе с водой выплеснуть и ребенка?

  5. Виктор, на самом деле в газетную версию интервью (в бумажную и электронную), не вошли, к сожалению, некоторые вопросы и ответы. И видимо даже в более полную видео-версию не войдут. Как раз то, где Олег Григорьевич был настоящий. Лично я несколько дней думала про это. Теперь мне понятно, почему он так резко во всём разочаровался и опустил руки.
    Олег Григорьевич, не принимайте близко к сердцу. Мы-то с Вами знаем, что это не так. Один мудрый человек сказал мне когда-то: «Просто делай своё дело и не обращай ни на кого внимания». Теперь хочется это же сказать и Вам. Министры приходят и уходят, а авторская песня остаётся…

    1. Ирина, в том-то и дело, что нам всегда достается газетная версия, а мне бы хотелось услышать разговор с Художником, а не с филантропом. Нам Джон Леннон интересен как музыкант, а не борец за мир, а Джейн Фонда и Бриджит Бардо как актрисы, а не защитники животных, хотя, безусловно, их миссия достойна уважения. Чем больше Художник занимается общественной деятельностью, тем меньше своим основным делом, среди советских писателей времен СССР можно найти десятки таких примеров.
      Я никого не виню, а только констатирую эту зависимость. Олег Митяев добрый человек, не может никому отказать в многочисленных интервью, но при этом их ценность для читателя «девальвируется». Видимо, идеальное интервью с Художником подобно сюжету песни «Воскресение».
      И еще про шансон. Песни Розенбаума (Дай мне, Керя, финку) и Высоцкого (За меня невеста отрыдает честно) тоже блатняк? Кстати, Керя это была моя школьная кликуха, а потом стал полковником полиции, и ничего тут плохого и странного не вижу. Конечно, как в любом деле, есть черта, за которую переходить не надо, но это дело тонкое. Тут простым запретом ничего не добьешься. И призывая к ВЫСОКОМУ, надо понимать, что по статистике на одного Пушкина и Толстого сотни … (не будем называть их фамилии), на на одного любителя поэзии сотни любителей пошлых ток-шоу. Такова жизнь.
      Мне вот интереснее всего раскладывать такие пасьянсы про ветки, деревья и цветы:
      Сквозь ветки яблонь в белых лепестках (Посвящение Стивенсону)
      Облака … входят сонно сквозь ветви, и цветы всё заметней (Мы внезарно пропали с радаров),
      Жаль, что всех цветов не взять с собою для тебя с причудливых деревьев. (Письмо из Африки).
      Поэтому от Автора я больше жду не интервью, а новых песен.

    2. Виктор, так что делать-то? Довольствуемся тем, что есть.
      Я тоже больше жду новых песен. ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ… В каком-то интервью недавно Олег Григорьевич сказал, что новых песен он больше не пишет. Надеюсь, что пошутил…
      Про строчки
      А мне интересно, пока иду на работу или ещё куда-нибудь по городу, искать подходящие строчки увиденному из песен Олега Митяева. Вернее, их и искать не надо – сами в голове всплывают:
      «А восход не потушить, горизонт уже распорот…»
      «И окрасятся дома смущённо розовым…»
      «Растёт восхода полоса…»
      Ну, и так все песни можно растащить на цитаты, и всё будет в самое яблочко!

  6. Виктор, это Ваше ощущение знакомо и мне. Однажды, один человек, знакомый с Олегом Григорьевичем спросил меня-«а тебе не кажется, что Олег становится похожим на Мишу Евдокимова?»- я несколько опешила, потому что не думала о нем в эту сторону.Но потом, вдруг поняла, что действительно, если взять интервью за последние лет 7, то наблюдается эта тенденция-быть ближе к народу. В разговоре с корреспондентами, на концертах некое упрощение, не хочется говорить другое слово.Не знаю, может не права сильно, показалось. И только иногда, вдруг на какой-то случайной фотографии поймаешь его скорбное выражение, грустные глаза и понимаешь, что ничего никуда не делось.Просто спряталось.Чтобы нам тоже не думалось о плохом. Но это ИМХО, как сейчас принято говорить…Но из интервью, или точней сказать из фраз, за которыми много больше, я понимаю что заботы Олега Григорьевича лежат уже в другой плоскости. Это и Фонд, и 150 родных(как он сам их называет)детей, которые выправляют свою судьбу благодаря его стараниям.И «Мировые песни», и восстановленный храм и многое другое.

    1. Люба, наблюдая со стороны, как Олег Митяев год за годом рассказывает на своих концертах одни и те же байки и анекдоты, и не испытывает при этом особых неудобств, я думаю, что и к большинству своих интервью ( за все говорить не могу) он относится совершенно аналогично. Это такие же публичные выступления, с такими же приготовленными ответами, иногда не стыкующимися с поставленными вопросами. Помните два его интервью в Риге на радио? Его ведущий дважды спрашивают про одно, а он все про проект «Мировые песни», и ведущий, поняв это, смущенно снимает свой вопрос.
      Сейчас все корреспонденты кинулись задавать вопросы про выход на пенсию. Понятно ведь, что никуда Олег Григорьевич не уходил, если не считать, что просто стал получать пенсию. Но если корреспондентов и публику это так сильно интересует, то он не против и готов подыграть. И в каждом концерте рассказ о детской мечте о пенсии, и в каждом интервью тоже. Только вот как ответить на вопрос про изменения, если изменений нет? Вот и приходится говорить про необходимость периодического «ничегонеделания», но это мы узнали еще в 2003 году из «Ватутинок», и к пенсии это ведь не имеет прямого отношения.
      Поэтому надеяться на что-то новое в очередном интервью Олега Григорьевича не приходится, более того, мне, читателю, неловко видеть и штампы, и нестыковки. Про национальную идею я еще терплю, а вот про шансон уже нет. Слишком уж необъективен и предвзят Олег Григорьевич в этом вопросе, почти как у Высоцкого о балете: «Был в балете: мужики девок лапают…» Тут мне ближе позиция Михаила Танича, побывавшего и по ту сторону стены. Критикуя огульно шансон, Олег Григорьевич попадает и во всеми любимые песни, к примеру, «Я помню тот Ванинский порт», «Я в весеннем лесу», » Ты жива еще, моя старушка?». Как так можно?
      Судя по грустным глазам Автора на фотографиях на «Гольфстриме», вся эта работа и говорильня его и самого уже не радует. Но что делать, если на его плечах столько дел и забот? Это мне хорошо — сижу себе на пенсии и напеваю: «Только мне в своей дыре, как в берлоге хорошо…».
      А что же делать читателям, которые хотят разобраться, где вымысел, где правда в интервью Олега Григорьевича? Я думаю, что правда в его стихах:
      Обман вполне оплачен и оправдан,
      И очень трудно было не соврать.
      А нам теперь где вымысел, где правда,
      Где бред, где явь — вовек не разобрать.
      Сквозь ковш Большой Медведицы прозрачный,
      Сквозь ветки яблонь в белых лепестках
      Не разглядеть, и надо однозначно
      Читать, что пишет автор на листках.
      А он напишет про все на свете,
      Про совпадения из наших снов,
      И мы поверим, совсем как дети,
      Как в наважденье, в порядок слов.

  7. Виктор, пишите, пишите нам письма, да хоть живите тут, нам не жалко)) и темы разные поднимайте, мы может не сразу понимаем, мыжедевочки)))(старшего возраста), но со временем доходит.

    1. Люба, мне показалось, что Олег Григорьевич немножко лукавил, говоря о переменах после его выхода на пенсию. Помните песенку — если у вас нету тёти, то вам ее не потерять? Если у Олега Митяева не было работы, как её понимают миллионы наших людей, то и меняться-то чему? Я вот вышел на пенсию и перестал носить наручные часы с черным циферблатом (всю жизнь с 14 лет только с черным), костюмы и классические рубашки, бриться стал раз в три дня, а не каждый день, полюбил понедельники, когда всем на работу, а ты отдыхай. А что изменилось у Олега Митяева? Те же концерты в Москве, гастроли, те же общественная работа и интервью, которых стало ещё больше… Во-первых, всё же народный артист, во-вторых, маркетинг. Ведь реклама МРЗ идет даже на концертах. Жаль только, что во многих интервью Олег Григорьевич, как мне кажется, надевает маску весельчака (типа, вот такие пироги…), но не показывает, что у него там… в душе.
      Про просодию в стихах Бродского я услышал от Олега Митяева (не лично, конечно) еще несколько лет назад, когда он поведал нам про посиделки с Александром Мирзаяном, который и рассказывал про просодию в стихах Бродского. Думаю, это очередная митяевская шутка для тех, кто досаждает его вопросами о планах.
      Кстати, в 1995 году довелось мне месяц стажироваться в учебно-тренировочном центре правоохранительных органов США в штате Джорджия. А переводчиком у нас была Регина Козакова, бывшая жена Михаила Козакова. Она была из Нью-Йорка, панически боялась кондиционеров, и сама рассказала, что прожила с М.М. 18 лет, а потом передала его молодой жене. Так вот, по субботам мы организовывали «барбекю» с шашлыками и пивом. Я обычно подсаживался в ту маленькую группу, где Регина Соломоновна очень интересно рассказывала о русских в США, в том числе и о Иосифе Бродском, который умер через год в 1996 году. Регина Соломоновна прекрасный переводчик, в том числе и стихов Бродского. Думаю, она понимала просодию в его стихах, то тогда спросить её про просодию у меня просто не хватило ума. Однако, у меня хватило ума сфотографировать Регину Соломоновну, и эта фотография до сих пор хранится в моем «американском» альбоме.

  8. Виктор, да никакая это не женская логика и не бойкот. Я уверена, что любой здравомыслящий человек, который услышал про это событие в новостях, не остался равнодушным, хоть и не написал здесь ничего по этому поводу.
    Нельзя обвинять людей в том, что на сайте, посвящённом творчеству Олега Митяева, они говорят о новом интервью, а не об очередном убийстве в Сирии.
    И по поводу новой песни… Судя по разговору на МЖ, Вы меня совсем не поняли – для этого я должна была бы рассказать Вам одну историю, почему эту песню я прождала всё лето и почему для меня она никогда не станет песней про Сирию. Извините.

    1. Ирина, чтобы не запутать людей, скажу две вещи:
      1. Хорошо бы отделить «мух» (мою трактовку на МЖ сюжета новой песни) от «котлет» (реальной трагедии в Сирии). Я сейчас выступил не потому, что кто-то не поддержал меня «про мух», а потому, что был сильно удивлен общим молчанием «про котлеты». На хоккейном сайте новость про гибель медсестер принес тоже всего один человек, но потом никто не мог что-то обсуждать хоккейное, не начав с того, что «жаль девчонок» или «царство им небесное». Я склоняюсь к тому, что это особенность гостей того сайта, а он мужской.
      2. Олега Митяева (как когда-то Льва Толстого) можно назвать зеркалом наших лирических настроений. Сказать по правде, можно ведь так привыкнуть смотреть в это зеркало, а не в окно, куда обычно смотрит Автор, что жизнь за окном все больше будет восприниматься сквозь ее отражение в зеркале. Неужели для восприятия гибели наших медсестер нам необходимо, чтобы сам Автор нам спел:
      В государстве медсестер полегло уже немало,
      Ну и что теперь с того? Если двух еще не стало.
      Почему нам в этот день больше хочется узнать, что Олега Митяева может растрогать до слез, чем подумать о 15 летнем мальчишке из Биробиджана, у которого маму убили в Сирии, а папы нет? А ведь со стороны всё воспринимается именно так. Извините.

      Спасибо, Люба, что Вы недавно назвала меня другом «Гольфстрима», хотя тут я вспоминаю эпизод из «Калины красной»:
      — Ну, и ухаря ты себе, Любка, нашла! Ты гляди, как он тут попер!
      — А такие письма писал хорошие, — с сожалением сказала Люба — Это же не письма, а поэмы прямо целые.
      — Ты вот чего, девка, слышь? — опять затормошила Любу мать. Ты скажи так: вот чего, добрый человек, иди седни ночуй где-нибудь.
      — Это где же? — обалдела Люба.
      — В сельсовете. И пусть его завтра милиционер обследует, — не сдавалась мать.
      — Чего его обследовать-то? Он весь налицо.
      Это шутка. А об интервью скажу следующее. Понятно, что оно (как и вопросы викторины) ориентировано на «среднего» читателя, и на 90 % повторяет известные всем поклонникам творчества Автора события и факты. Главное, что рояль с пианино Вы не перепутали. А то ведь встречаются и такие перлы:
      Как вы столько написали? Так я ведь два года как пенсионер (смеется)! Столько лет прожил, с такими людьми судьба свела. («Волжский бульвар»).
      В первом отделении концерта певец исполнял малоизвестные и новые песни, а для второго приберег НАШУМЕВШИЕ (!) «Соседку», «Небесный калькулятор» и другие хиты. (Иванововская газета)

  9. Олег Григорьевич, пусть судьба бережёт Вас и дальше! А мы будем продолжать лечиться Вашими песнями.

    Любаш, ждём более полную версию интервью.

    1. Еще одна загадка женской логики. Первую информацию о гибели медсестер в Сирии я увидел на сайте хабаровских болельщиков хоккея с мячом. По неписанным правилам там следует разговаривать только на темы этого вида спорта, но если случаются общероссийские трагедии, то практически все гости считают своим долгом как-то выразить свои соболезнования (типа, вечная память или земля пухом). Надо сказать, что женщин на этом сайте практически не бывает.
      Прав я или не прав, затащив на гостевую «Гольфстрима» информацию о гибели российских медсестер, но меня весьма удивило отсутствие всякой реакции на нее местных посетителей в сравнении с вышеупомянутым хоккейный сайтом.
      Почему так? Или этим подчеркивается, что на сайте «Гольфстрим» нет места никаким темам, кроме творчества Олега Митяева, типа, наш сайт с краю… Но Олег Митяев в последних концертах исполняет «Чужую войну», как снова актуальную для россиян песню.
      Либо это некий бойкот чудаку ТОГу, в очередной раз пытающемуся притянуть новую песню Автора к войне в Сирии, в то время как женская половина поклонников Олега Митяева никакой Сирии в этой песне не видит. Какие такие военнослужащие в этой песне? Есть ЛГ (лирические герои) и никаких географических координат, никакой привязки ко времени.
      Ок, пусть будет так, каждый видит то, что хочет увидеть. Но оставить без какой-либо реакции весть о гибели соотечественниц на чужой войне???
      Дмитрий Песков сегодня прокомментировал, что в Кремле сожалеют о скромной реакции Запада на гибель российских медсестер в Алеппо. А сайт «Гольфстрим»? Ну, хоть бы кто-нибудь охнул, но все читают новую статью. Извините, если перегнул. Я не читаю морали, а снова вспоминаю о загадках женской логики.
      Посмотри на меня некрасивого
      (Я и раньше-то был некрасив).
      Посмотри, я прошу тебя, милая.
      Что ж ты плачешь, губу прикусив?
      На Ордынке, у церкви в безветрие
      Нам болтать бы с тобой до зари…
      Ах, Катюша, сестра милосердия,
      Посмотри на меня, посмотри.

    2. Ириш, вот и второй вариант-на сайте газеты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 1817
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 2
Яндекс.Метрика