Гольфстрим
сайт посвящен творчеству народного артиста России
Олега Григорьевича Митяева

«Не всем так хорошо как мне». Интервью газете «Семья» 01.31.2001 г.

«Не всем так хорошо как мне» Интервью газете «Семья» 01.31.2001 года.

Олег Митяев: «Не всем так хорошо как мне»

Песней «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» автор и исполнитель Олег Митяев попал в «десятку». Сегодня многие из его песен известны не только любителям авторской песни, но и самой широкой публике.
— Что для вас концерты в московском зале «Россия»: способ зарабатывания денег, очередная высота, которую требуется взять, или что-то третье?

— Земля под этим концертным залом на шесть метров пропитана попсой. Зал есть зал. Все зависит от зрителей и исполнителей. Каждый создает свою атмосферу. Зал выполняет функциональную задачу, как авторучка: ею можно написать многое — и так, и сяк. Я провожу три концерта в зале «Россия» по настоянию администрации.
— Вас трудно застать в Москве, вы постоянно гастролируете. Какова география ваших поездок?
— Есть городов сто, где я выступаю регулярно каждый год. Проще назвать город, в котором не был.
— От Москвы до?..
— До самых до окраин. Есть такой город Кулебаки во Владимирской области. Скорее даже поселок городского типа. Почему-то там я выступал несколько раз.
— Неужели и в провинции собираете полные залы? Ведь люди там по нескольку месяцев не получают зарплату.
— Очень странно, что, невзирая на не очень хорошее положение вещей в экономике, зал все равно собирается. У меня складывается впечатление, что все не так уж плохо, раз люди ходят на концерты. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы было еще лучше.
— Чем больше публики, тем лучше живется артисту. А от навязчивых поклонников не страдаете?
— Почему навязчивые? Это очень хорошие поклонники, которые куда-то зовут, угощают. Они делают это искренне, и это всегда приятно. Но не на все приглашения есть возможность соглашаться.
— Интересно, а как так получилось, что вы начали не только петь, но и песни сочинять? Или вы еще в детстве «грешили» этим?
— Моя семья никакого отношения к музыке не имеет. Мама — повариха, отец — вальцовщик на трубопрокатном заводе. Я в детстве ни стихов, ни песен не писал. Даже в армии этого не делал. Только в 1979 году написал первую песню. И с тех пор пошло-поехало.
— А почему вы после школы в монтажный техникум поступили?
— Потому что очень любил песню «Не кочегары мы, не плотники». После техникума поработал месяца два и отправился служить в армию. А служил в Москве, в штабе военно-морского флота.
— По блату, наверное, попали?
— Меня выбрали, видимо, по анкете, я им подошел. Когда ехали в поезде, то капитан Зайченко сказал, что есть морской батальон, а служить — столько же. А мне морская форма нравилась. Когда нас сортировали, напомнил капитану, что он мне пообещал. Вот и получился моряк с печки бряк. Дембель-77. Стоял на посту, читал.
— И на каких книгах вы выросли?
— На «Мурзилке», «Пионерской правде». Позже — Майн Рид. Читал то, что находилось в районной библиотеке нашего рабочего района города Челябинска. Никто не посоветовал прочесть что-то из запрещенной литературы или послушать Галича. Я абсолютное порождение своего времени: октябренок, пионер, комсомолец.
— С ребятами во дворах под гитару не пели?
— Они что-то пели, но без меня. Я ходил в изостудию. Вообще все кружки в ДК и все секции во Дворце спорта прошел. Я жил на берегу озера и оставаться без купания зимой не хотелось, поэтому занимался плаванием. Стал кандидатом в мастера спорта. После армии поступил в Челябинский институт физкультуры, который окончил с отличием и даже был Ленинским стипендиатом. Как это вышло — для меня до сих пор загадка. Видимо, использовал какие-то актерские данные. Мне всегда говорили: «Ты не там учишься!» Поэтому, окончив институт физкультуры, поступил в ГИТИС, на заочное, где мы с Мишей Евдокимовым прекрасно проводили время. Тогда уже выступал с концертами. После института физкультуры меня почему-то пригласили работать в Челябинскую филармонию. Сейчас я понимаю почему. Залы уже собирались. Назначили ставку — 13 руб. 50 коп. А согласился я потому, что мне дали жилье от филармонии. Так я и стал артистом.
— Но песню за квартиру не напишешь. Это же вдохновение нужно.
— Я первую песню написал в институте на лекции по плаванию. Дело в том, что летом поехал отдохнуть на природу и случайно попал на фестиваль авторской песни. Увидел людей с гитарами, поющих такие хорошие песни. Я ходил между кострами и думал: как здорово. Захотелось еще раз приехать на фестиваль. Чтобы стать участником, нужно было песню написать. Так и появилась «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Но мне сказали, чтобы эту песню не исполнял, потому что строки из нее напечатаны на буклете фестиваля и ее все знают. Пришлось писать новую песню.
— А где на гитаре научились играть?
— Во дворе. — А говорили, что во дворе не играли. — Это уже в другом дворе. Мы переехали, когда я учился в восьмом классе. Во дворе была гитара. Одна гитара на весь двор, с двумя струнами. И все на ней играли «цыганочку». Кстати, очередь — важный стимул в обучении игре! Когда тебе засекают пятнадцать минут, ты сидишь, переставляешь пальцы, а другие ждут. Очень продуктивно используешь время. Потом гитару вырывают и другой начинает заниматься. Но время не теряешь, смотришь и комментируешь: «Да не так…» На этой гитаре я и учился играть, но по-настоящему не умею до сих пор. Больше делаю вид, что играю, а в это время Леонид Марголин вставляет недостающие нотки. Он музыкант.
— Успех к вам пришел после исполнения первой же песни?
— Меня пригласили в клуб авторской песни под названием Моримоша. Прямо из бассейна вытащили и пригласили. Моримоша — это клуб Челябинского тракторного завода, от слов морить мошек. Я особо туда не хотел — тренировки… Но компания оказалась теплой, и я прижился.
— А почему сразу в «артисты» не пошли?
— Видимо, не осмеливался. Кстати, единственный кружок, в который не попал в детстве, оказался театральным.
— Тем не менее вы снимались в кино.
— Кино — это несерьезно. В сериале «Салон красоты» я появляюсь ненадолго, пою песенку и все. Более серьезных работ не случилось. Кино прошло стороной. Так что гордиться нечем. Все фильмы малоизвестные. Один так и называется «Игра с неизвестным». Сыграл эпизод. Но когда пригласили — конечно, хотел играть и, казалось, не важно, в каком именно фильме. Было ощущение, что актер — это то, чем я должен заниматься. Но все так перелопатилось… Получилось так, что я пишу песни, пою на концертах там, где попросят, и на это уходит все время. Больше ничего не надо делать, и это мне нравится. Горжусь тем, что это происходит.
— А если песня не хочет писаться, что тогда делаете?
— Однажды я Булату Окуджаве сказал: «Что-то не пишется». Он мне ответил: «Так бывает. Пока читайте». — Ждите ответа от вдохновения.
-Не страшно, что долго ждать придется?
— Нет. Никто же не заставляет. Можно всю жизнь петь то, что уже написано. Я к этому отношусь спокойно. Могу вагоны разгружать или зарабатывать деньги иным способом.
— Любимые песни есть?
— Все. Вышел диск «Лучшие песни», куда вошли наиболее известные, те, что чаще всего просят исполнять. Но сейчас выходит диск «Не лучшие песни. Избранное». Они мне тоже очень дороги, мне обидно за них. Может, обидно и не то слово… Хорошо, что людям какие-то песни нравятся.
— Олег, вы чуть ли не единственный бард, который не затрагивает социальную тематику. Почему?
— Дело в том, что один замечательный человек уже сказал, что каждый пишет, как он дышит. В песне «Когда проходят дни запоя» отмечено, что не надо обращать внимания на глупости правительства.
— С некоторыми песнями происходят любопытные истории. С вашими случались?
— Одному начальнику ГАИ друзья подарили на день рождения кассету, где 13 раз подряд записана песня «С добрым утром, любимая!». Он ее очень любит. В аэропорту Тель-Авива ко мне подошли люди и сказали, что поют «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» каждый раз, когда собираются у синагоги. Песня даже переведена на иврит. Наши песни сложно переводить на иностранный язык. Одна женщина из Германии недоумевала, почему у героини песни «Соседка» ножи не наточены и отчего она так из-за этого расстраивается. Предлагала послать ей электрическую ножеточку.
— А вы сами смогли бы жить за границей?
— Наверное, смог бы, но не собираюсь. Должна случиться большая беда, чтобы выбрать жизнь на чужбине. Причем, чем человек старше, тем труднее менять жизнь. Другого детства не будет, как и другой юности. Потом, из огромного количества людей выбирались друзья, а при переезде может не повезти и не окажется тех, с кем можно сидеть вечерами, петь песни, выпивать.
— Какой вы, Олег Митяев?
— Те, кто меня не знает лично, представляют по песням. И как представляют, так оно и есть. Вы меня расспрашиваете обо мне, а я о себе рассказать не могу.

Автор: Светлана Пшеничнова

Опубликовал: Любовь(20.07.2012)
Просмотров: 158
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск по сайту
Администрация сайта
Любовь
Администратор
IRINAnikol
Модератор
Все пользователи: 23057
Кто сейчас онлайн
Пользователи: гостей: 3, 2 робота
Яндекс.Метрика